Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

28

недоверием к его знанию морского дела и его бдительности. Еще если бы "ревело" или корвет проходил опасные места, он понял бы эти появления, а теперь...

            И мичман Лопатин, обыкновенно жизнерадостный, веселый и добродушный, с затаенным неудовольствием посматривал на маленькую фигуру старшего офицера, который, по мнению мичмана, мог бы спокойно себе спать вместо того, чтобы "торчать" наверху. Небось, капитан не "торчит", когда не нужно!..

            А старший офицер, недоверчивый, еще не знавший хорошо офицеров, действительно не совсем доверял молодому мичману, потому и выходил наверх, вскакивая с постели, на которой спал одетым.

            Но не желая оскорблять щекотливое морское самолюбие мичмана, он, поднимаясь на мостик, как бы жалуясь, говорил:

            -- Совсем не спится что-то сегодня... Вот вышел проветриться.

            -- Удивительно, что не спится, Андрей Николаевич, -- иронически отвечал мичман. -- Кажется, можно бы спать... Ветер ровный... установился... идем себе хорошо... Впереди никаких мелей нет... Будьте спокойны, Андрей Николаевич... Я не первый день на вахте стою, -- несколько обиженно прибавил вахтенный офицер.

            -- Что вы... что вы, Василий Васильевич... Я вовсе не потому... Просто бессонница! -- деликатно сочинял старший офицер, которому смертельно хотелось спать.

            "Эка врет, -- подумал мичман и мысленно проговорил: -- Ну, что же... торчи здесь на ветру, коли ты не доверяешь".

            Убедившись, наконец, после двух-трех появлений с целью "проветриться" среди ночи, что у молодого мичмана все исправно, что паруса стоят хорошо, что реи правильно обрасоплены и, главное, что ветер не свежеет, старший офицер часу во втором решился идти спать.

            Перед уходом он сказал:

            -- Если засвежеет, пошлите разбудить меня, Василий Васильевич. А капитана без особенной надобности не будите. Он вчера всю ночь не спал.

            -- Есть! -- отвечал мичман.

            -- Да, знаете ли, вперед хорошенько посматривайте... как бы того... огни судов...

            -- За это не беспокойтесь.

            -- И на горизонт вглядывайтесь... Того и гляди, шквал наскочит...

            -- Не прозеваю... не бойтесь...

            -- Я не боюсь... я так позволил себе вам напомнить... До свидания, Василий Васильевич...

            -- Спокойной ночи, Андрей Николаевич!

            Старший офицер спустился в свою каюту, хотел было раздеться, но не разделся и, как был -- в пальто и в высоких сапогах, бросился в койку и тотчас же заснул тем тревожным и чутким сном, которым обыкновенно спят капитаны и старшие офицеры в море, всегда готовые выскочить наверх при первой тревоге.

            -- Вперед смотреть, -- весело и молодцевато во всю силу своих молодых и могучих легких крикнул мичман Лопатин вслед за уходом старшего офицера, как будто выражая этим окриком и свое удовольствие остаться одному ответственным за безопасность корвета и всех его обитателей, и свое не дремавшее внимание лихого моряка, у которого ухо держи востро.

            -- Есть! Смо-о-о-трим! -- тотчас же ответили протяжными голосами и в одно время оба часовые на баке и вновь продолжали свою тихую беседу, которой они коротали свое часовое дежурство на часах: рассказывали сказки друг другу, вспоминали про Кронштадт или про "свои места".

            Володя к концу вахты уже более не беспокоил часовых так часто, как прежде, особенно после того, как услыхал замечание, сделанное на его счет каким-то матросом, не заметившим в темноте, что Ашанин стоит тут же около.

            Чей-то голос говорил:

            -- Ишь ведь смола этот кадет... так и приставал. Думает, что без него люди не справляют службы. То и дело подходил, когда мы с Ивановым сидели на часах... Не

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту