Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

4

Надеюсь, эти-то две недели он с нами пробудет? -- спрашивала мать.

            Адмирал успокоил ее. Наверное, командир отпустит Володю до ухода. Что ему делать на корвете? мешать разве?.. Там теперь спешат... порют горячку...

            -- То-то... Надо успеть кое-что приготовить ему... Произведут его ведь там, далеко где-нибудь... а казенные вещи...

            -- Уж это позвольте мне взять на себя, Мария Петровна, -- деликатно остановил ее адмирал. -- Это наше мужское дело... Не беспокойтесь... Все выпускное приданое сделаем... ничего не забудем... и теплое пальто сошьем... казенные пальтишки легонькие, а ночи-то в море на севере холодные, а вахты длинные. И штатское платье закажем... Ну, и деньжонками снабдим молодца... До производства жалованья ему не полагается, одни порционные, так не мешает иметь свои, чтоб повидать города, да в Лондон или Париж съездить. Это полезно для молодого человека...

            -- Экий вы, Яков Иванович... заботливый! -- благодарно промолвила мать.

            -- О ком же и заботиться, как не о своих! Не о себе же! -- усмехнулся он. -- А ты, Володя, завтра-то пораньше ко мне забеги... Вместе просмотрим реестрик, какой я составил... Может, что и пропустил, так ты скажешь... Кстати, и часы золотые возьмешь... я их приготовил к производству, а приходится раньше отдавать...

            -- Благодарю вас, дядя.

            -- Ну, ну! -- сердито замахал старик рукой. -- Не благодари. Ты знаешь, я этого не люблю!

           

            III

           

            Через три дня Володя, совсем уже примирившийся с назначением и даже довольный предстоящим плаванием, с первым утренним пароходом отправился в Кронштадт, чтоб явиться на корвет и узнать, когда надо окончательно перебраться и начать службу. Вместе с тем ему, признаться, хотелось поскорее познакомиться с командиром и старшим офицером -- этими двумя главными своими начальниками -- и увидеть корвет, на котором предстояло прожить три года, и свое будущее помещение на нем.

            Еще не совсем готовый к выходу в море, "Коршун" стоял не на рейде, а в военной гавани, ошвартовленный, у стенки, у "Купеческих ворот", соединяющих гавань с малым кронштадтским рейдом.

            Володя, еще на пароходе узнавший, где стоит "Коршун", поехал к гавани и по стенке дошел скоро к корвету.

            Это было небольшое, стройное и изящное судно 240 футов длины и 35 футов ширины в своей середине, с машиной в 450 сил, с красивыми линиями круглой, подбористой кормы и острого водореза и с тремя высокими, чуть-чуть наклоненными назад мачтами, из которых две передние -- фок-- и грот-мачты -- были с реями и могли носить громадную парусность, а задняя -- бизань-мачта -- была, как выражаются моряки, "голая", то есть без рей, и на ней могли ставить только косые паруса. Десять орудий, по пяти на каждом борту, большое бомбическое орудие на носу и две медные пушки на корме представляли боевую силу корвета.

            На нем уходила в кругосветное плавание горсточка моряков, составлявших его экипаж: капитан, его помощник -- старший офицер, двенадцать офицеров, восемь гардемаринов и штурманских кондукторов, врач, священник, кадет Володя и 130 нижних чинов -- всего 155 человек.

            На корвете заканчивали последние работы и приемку разных принадлежностей снабжения, и палуба его далеко не была в том блестящем порядке и в той идеальной чистоте, которыми обыкновенно щеголяют военные суда на рейдах и в плавании.

            Совсем напротив!

            Загроможденная, с валявшимися щепой и стружками, с не прибранными как следует снастями, с брошенными где попало инструментами и бушлатами портовых мастеровых -- плотников, слесарей, конопатчиков и маляров, она имела вид хаотического беспорядка, обычного

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту