Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

130

не верили, что я перейду на новое положение?

            -- Не верил... Да и вы сами колебались. Зато как обрадовался я вашей телеграмме!

            Завтрак прошел весело и задушевно. Невзгодин отдал честь и пирогу, и рябчикам, и белому вину и расспрашивал Маргариту Васильевну об ее планах на будущее. Она весело сообщала, что переводная работа обеспечена у нее в одном журнале на полтораста рублей в месяц. Кроме того, она рассчитывает и на компиляции. Этого заработка ей вполне достаточно; от помощи мужа она, конечно, отказалась. Время у нее будет строго распределено...

            -- Боитесь гостей?

            -- Боюсь и буду принимать раз в неделю и с большим разбором! -- подчеркнула молодая женщина. -- А то я предвижу, что ко мне теперь будут являться господа, которые прежде почти не бывали.

            -- Это почему?

            -- А как же?.. Жена в разводе. Интересный сюжет. Начнутся попытки ухаживанья... Я ведь знаю милых московских кавалеров... Уж у меня были с визитами на новоселье... и, конечно, одни мужчины... Вчера два профессора являлись. Но я их скоро спровадила, и, верно, больше не появятся.

            -- А что?

            -- Уж очень были пошлы в своих любезностях и сочувствиях... И ведь все эти господа говорили, в сущности, одно и то же...

            -- Вы слишком требовательны, Маргарита Васильевна!

            -- Вы, кажется, тоже не из терпимых к глупости. Что делать! Признаюсь, брезглива и удивляюсь, как другие женщины малоразборчивы... Им все равно, кто бы за ними ни ухаживал, но только бы ухаживал... Я знаю одну профессоршу. Очень неглупая, чуткая женщина и образованная, а при ней -- можете себе представить? -- всегда стоит несколько кавалеров, как на подбор, один другого глупее...

            -- Несчастная!.. -- вставил Невзгодин.

            -- Нисколько. Она всех их, как говорит, жалеет, всех принимает, со всеми любезна и каждому назначает соответственные роли. Один -- поэлегантнее -- ездит с супругами в театр, другой -- в ученые заседания, третий -- на выставки, четвертый -- по магазинам. И каждый уверен, что общество его приятно. Иначе ведь не ходили бы.

            -- Любопытный типик: коллекционерка балбесов. Теперь таких коллекционерок особенно много развелось от одури! -- рассмеялся Невзгодин. -- А вы, значит, не хотите собирать у себя такой коллекции?

            -- Спаси бог. Я лучше одна буду сидеть, чем видеть торчащего балбеса, и особенно влюбленного.

            -- Который косит на вас шалые глаза, молчит, вздыхает и вдруг выпалит, что такого дурака, как он, никто не понимает... Но что, если несколько таких балбесов соберутся вместе?.. Ведь это... ужасно!..

            Невзгодин налил себе рюмку и, поднимая ее, сказал:

            -- Ваше здоровье, Маргарита Васильевна. Будьте счастливы, и да смилуется над вами судьба. Пусть в эту комнату не заглянет ни один балбес!

            -- Аминь!.. -- ответила Маргарита Васильевна, чокаясь с Невзгодиным.

            После завтрака Маргарита Васильевна пересела на диван, а Невзгодин на кресло. Невзгодин закурил папироску и спросил:

            -- А Николай Сергеич как перенес ваш уход?

            -- Он был к нему подготовлен... Я предупреждала за два месяца...

            -- Но, согласитесь, если вы мне отрежете руку с предупреждением, то руки все-таки не будет...

            -- Он поступил как порядочный человек. Он покорился и не пугал меня... Скажи, что он застрелится, и я, конечно, от него не ушла бы... Но он успокоил меня насчет этого, и мы расстались дружелюбно... Конечно, ему тяжело...

            -- Он вас любит.

            -- Любит? Любовь -- слово растяжимое, Василий Васильич... Конечно, любит,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту