Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

129

всяком случае, Аглая женщина оригинальная и сильная. Она не врет... Прямо призналась, что вся ее перемена из-за охватившего ее чувства. Пройдет чувство, и снова проявится наследственный кулак.

            Невзгодин должен был сознаться, что он ее идеализировал в последнее время... под влиянием увлечения ее красотой. Но разве он думал, что она может влюбиться в него?

            Было двенадцать часов. Невзгодин зашел в цветочный магазин, купил чайных роз и велел сделать букет. Когда он был готов, он направился к Заречной.

            Дорога шла через Арбат. На Арбате он встретился с Сбруевым.

            Оба радостно пожали друг другу руки и, как водится, пеняли друг другу, что давно не видались.

            Невзгодин осведомился, как дела.

            -- По-прежнему! -- кисло улыбнулся Сбруев.

            -- А что Найденов, остается здесь? Поправился?

            -- Он подал в отставку, и его увезли за границу. Плох, говорят.

            -- А дети с ним?

            -- Нет. Они в Петербурге. Славные, говорят. И у такого отца! Они-то его и доконали... Безумно любит их, а они тогда были на панихиде. Ужасно.

            Они поболтали еще несколько минут и разошлись.

            В исходе первого часа Невзгодин был у Заречной.

            Маргарита Васильевна встретила его веселая, оживленная и похорошевшая, в большой комнате, убранной умелой женской рукой, уютной, светлой, посреди которой стоял стол, накрытый на два прибора.

            -- От души поздравляю вас, Маргарита Васильевна! -- приветствовал ее Невзгодин, подавая букет чудных роз.

            -- Вот это мило, что побаловали. Узнаю вас. Что за прелесть!

            Она положила цветы в вазу и вазу поставила на стол.

            -- Сейчас будем завтракать, а пока скажу вам, что ваша "Тоска" прелесть и что сами вы бессовестно забыли меня.

            -- Я не забываю друзей.

            -- Так как же не заглянуть?.. Впрочем... я не упрекаю... Не заходили, значит, не хотелось... Вы ведь изучали новый тип... Правда?

            -- Правда! -- ответил Невзгодин, краснея.

            -- И про вас легенды ходят...

            -- Которым вы, надеюсь, не поверили?

            -- Не поверила. Я знаю вас и знаю цену московским легендам.

            -- А вы давно на новом положении?

            -- Сегодня ровно неделя. Устраивалась.

            -- И отлично устроились.

            -- Я довольна. У меня две комнаты: эта -- приемная, кабинет и столовая, а рядом моя спальная. Нанимаю от жильцов. Тихо, спокойно, хорошо. Заработок есть. А для души... дом для рабочих... Аносова ведь дает деньги!..

            -- А главное: вы чувствуете себя свободной... Не надо компромиссов! Не правда ли?

            -- Именно. И как это приятно! Я только теперь это почувствовала вполне... И как я вам благодарна, Василий Васильич... Вы поступили как истинный друг! -- горячо проговорила Маргарита Васильевна.

            -- Мне? За что?

            -- А за то, что вы тогда на юбилее, -- помните? -- говорили о позоре моего компромисса, когда я обвиняла за него мужа и других... Мне было больно, очень больно -- вы ведь посыпали мою рану солью, -- и я на вас сердилась... Но ваши слова... заставили меня глубже заглянуть в свою совесть.

            -- Вы и без меня в нее заглядывали.

            -- Заглядывала, но успокоивала себя софизмами, прикрывая зверя в себе... А у вас есть особенная способность: взбудоражить человека, заставить его не особенно восхищаться собственной персоной...

            -- И за это доставалось-таки мне... Помните, как на холере одна барынька раззнакомилась со мной... Сперва говорила: умный, а потом в дураки произвела.

            -- А я вас именно за это особенно и ценю. А ведь вы все

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту