Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

128

день бывали?

            -- Бывал.

            -- И кажется, сдружились с ней?

            -- Положим, и сдружился...

            -- Так ведь отчего и не жениться?.. Я наверное знаю, что она пошла бы за вас.

            -- И знайте. Я вот не женюсь и скоро уезжаю.

            -- Да что вы сердитесь?.. И глупо делаете, если упускаете такой случай... Впрочем, вы все такой же... Миллионами брезгаете... Ну, прощайте... А ко мне что же по воскресеньям ни разу не заглянули?.. Или не хотите больше видеть? -- улыбнулась Марья Ивановна.

            -- Некогда было...

            -- Знаю я эти ваши некогда... Или изучали миллионерку?

            -- Изучал.

            -- И кончили?

            -- Кончил... И знаете ли что?

            -- Что?

            -- Не пообедаем ли мы как-нибудь опять в "Эрмитаже"?

            Марья Ивановна усмехнулась.

            -- Что ж... Пожалуй... Вы, видно, опять богаты?

            -- Миллионов нет, но сто рублей в кармане. Скоро еще четыреста получу... Чем не Крез?

            -- Миллионов у вас и помину не будет.

            -- То-то. Вы, кажется, меня немного знаете?

            -- А у меня капитал маленький будет. Наработаю практикой.

            -- Не сомневаюсь. Вам и миллионы позволительны. Так вам когда угодно обедать?

            -- Могу только в одно из воскресений. Остальное время занята...

            -- Так в это воскресенье я заеду за вами, Марья Ивановна...

            -- Заезжайте. В котором часу?

            -- В четыре.

            -- Буду ждать. До свидания. И то сегодня полчаса лишних гуляю! А вы ничего... Не так скверно глядите, как тогда... Верно, не сочиняете запоем? -- бросила она на ходу и ушла.

            "Вот с этой дамой никаких драм не может быть! Признает только науку и режим!" -- усмехнулся про себя Невзгодин.

            Скоро он вышел из дома.

         

      XXXVI

           

            В воздухе, действительно, пахло весной. Солнце грело с голубого неба, веселое и яркое. На улицах была грязь... Отовсюду капало.

            Невзгодина еще сильнее потянуло из Москвы. Он заедет в Петербург, чтобы лично познакомиться с редактором, и оттуда -- в Крым. Никогда он не бывал в Крыму, но слышал, что весной там особенно хорошо.

            А в Москву он не вернется. Где он останется, он еще не решил. Если понравится Петербург, -- в Петербурге. Если нет, -- в другом городе, но только не в Москве. Уж очень деньгами она пахнет, эта Москва, и очень уж болтовней занимаются москвичи. Он, слава богу, вольная птица... Ничем и никем не связан и может жить, где угодно. Литература прокормит. И не надо даже обращаться в ремесленника и писать слишком много. Потребности у него небольшие... Одна голова -- не беда.

            И он шел по улице, веселый и бодрый, мечтая о том, как хорошо будет ему работаться в Крыму, где-нибудь на берегу моря. Там он, быть может, напишет что-нибудь лучшее. И при одной этой мысли Невзгодин чувствовал в себе словно бы новый подъем сил.

            Но воспоминание об Аглае Петровне нет-нет да и омрачало его настроение... Он не чувствовал себя виноватым перед ней -- он не заигрывал с ней, а все-таки... И ему делалось стыдно, когда он припоминал эту позорную минуту решения жениться на ней. О, как стыдно! Он непременно ее опишет, эту минуту, правдиво, без утайки... И она осветит темный угол души человеческой... Эта минута ведь пережита! Но зато таких минут уж не может быть.

            И хорош был бы он -- супруг миллионерки да еще такой властной, как Аглая. Настоящий король Лир в юбке. И теперь, когда он только ходил к ней, уже черт знает что говорят, а тогда... Он, разумеется, не обвинит человека, который полюбит женщину богатую, но ведь он ее не любил. Но, во

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту