Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

126

любил до безумия.

            И теперь, опьяневший от поцелуя, он словно бы был настороже и, более благодарный, чем счастливый, слушал, как Аглая Петровна, счастливая и радостная, говорила, заглядывая ему в глаза:

            -- О, какой же вы глупый, несмотря на весь ваш ум... На аршин под землю видите, а не видели, что я люблю вас... Ужели не замечали?..

            -- Честное слово...

            -- Какой же вы скромный, и как это хорошо... Ну да... люблю. Вы -- идол мой. Ведь ради вас я стала другая... Ради вас я изменила порядки на фабрике... Ради вас я строю этот дом для рабочих... А вы не поверили, что я с радостью пошла бы за вас замуж, чтобы вы были моим, только всегда и всегда моим! -- властно прибавила она. -- А я и все мои миллионы в вашем распоряжении... Теперь верите?.. А вы... Вы любите ли меня?.. или мне только это чудится в ваших глазах... Хотите быть моим?..

            Невзгодина захватила эта порывистая, сильная страсть, и, признаться, эти миллионы на мгновение смутили его. Отчего не жениться? Она красива, умна... Она ему нравится, эта красавица... А на эти миллионы можно сделать много хорошего...

            Но в следующее же мгновение он уже пришел в ужас от мысли жениться на Аносовой.

            Сидевший в голове его добрый бесенок высмеивал его добрые намерения благотворить чужими миллионами и ядовито докладывал, что Невзгодин просто женится, как первый прохвост, на миллионах, чтобы жить на чужие миллионы, утешая себя благотворительными подачками. И это писатель, автор "Тоски", проповедующий, что богатство развращает... Какой же, однако, писатель негодяй!.. На словах герой, а при первом же соблазне не устоял... И разве он любит великолепную вдову?.. Разве это любовь, а не одно только вожделение к красивому телу?.. Разве по духу она ему близка? И разве он хочет идти под ярмо и вечно быть в полной собственности миллионерши, вместо того чтобы быть свободным и независимым писателем?..

            -- Что ж вы молчите, Василий Васильевич? Или вы в самом деле ходили только изучать меня? -- почти крикнула Аглая Петровна, увидавшая, как загорается насмешливый огонек в глазах Невзгодина.

            -- Я очень тронут вашим чувством... Вы мне нравитесь, Аглая Петровна, к чему лукавить, но я не думал связывать свою судьбу...

            -- С судьбой капиталистки? -- ядовито перебила она Невзгодина. -- Пошутить... отчего же?.. Говорить лукавые, вызывающие речи и... простите... "я изучил"... и отойти, если не удастся легкая интрижка... "Поднесут -- пью, не поднесут -- не пью", так, кажется, говорил вам какой-то остяк, этики которого вы придерживаетесь?.. А что за дело до тех, кого вы смущали лукавыми речами... На тех наплевать...

            Аглая Петровна говорила, почти задыхаясь от гнева и оскорбленного самолюбия.

            И вдруг она смолкла. Бледная как полотно и прекрасная в своем гневе, она порывисто встала с дивана.

            Встал и Невзгодин.

            Она смерила его злыми глазами и в бешенстве крикнула:

            -- Вон... И никогда не показывайтесь на мои глаза...

         

      0x01 graphic

           

            Но, как только Невзгодин направился к дверям, Аносова бросилась к нему и, схватив за руку, прошептала:

            -- Простите... простите... Вы хороший... славный... Я люблю вас... Да хранит вас Христос!

            Властным жестом приказала она Невзгодину нагнуться. Она трижды поцеловала его в губы, торжественно перекрестила его и сказала, говоря ему "ты":

            -- Будь счастлив, родной, не поминай меня лихом!

            В голосе ее слышны были рыдания.

            -- Вы не поминайте меня лихом! Прощайте, Аглая Петровна! --

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту