Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

125

            Невзгодин не принял вызова и воскликнул:

            -- И вы меня не выгнали до сих пор, несмотря на такие сплетни?

            -- Я? Вас?..

            Опять Аносова так ласково, так нежно и вместе с тем удивленно посмотрела на Невзгодина, что тот снова смутился.

            -- Да разве мне не все равно, что говорят! Я ничьей любовницей не была и не буду! -- гордо подчеркнула она, -- но пусть болтают, что хотят! Я сама по себе! -- усмехнулась Аносова.

            Это пренебрежение общественным мнением такой рассудительной и степенной женщины, какою казалась Аглая Петровна, восхитило Невзгодина и, разумеется, приятно щекотало его самолюбие.

            И он восторженно взглянул на красавицу вдову и благодарно стал целовать ее руку несколько дольше и горячее, чем следовало бы это в литературных интересах.

            Но Аносова не отнимала своей горячей руки, и Невзгодин ее несколько раз принимался целовать.

            -- И знаете ли, о чем еще на днях спрашивала меня сестра?

            -- О чем?

            -- Скоро ли я выхожу замуж?

            -- Вы? За кого?

            -- Да что вы за агнец, в самом деле! Разве не знаете?

            -- Клянусь честью, не знаю.

            -- Да за вас, разумеется!

            -- За меня?!

            И Невзгодин искренне рассмеялся.

            Аглая Петровна, по-видимому, недовольна была этим смехом и спросила:

            -- Чему вы смеетесь?

            -- Да уж это несравненно по своей глупости.

            -- Чем же так глупо?

            -- И вы еще спрашиваете? И вы охотница шутить! -- с насмешливой улыбкой промолвил Невзгодин, несколько раздраженный.

            -- Я не шучу, Василий Васильич... Разве вы не видите или нарочно не хотите этого видеть? -- значительно и серьезно промолвила Аглая Петровна.

            -- Вы... красавица, умная женщина, миллионерка, и вам сделать такой mesalliance!.. Выйти замуж за такого богему, нищего писателя, человека таких взглядов, как я... и притом такого непривлекательного...

            -- А почем знать. За такого, и только за такого я бы вышла. Такого, может быть, я и полюбила бы и не променяла его ни на кого. Да и как еще полюбила! -- порывисто прибавила Аносова...

            Она как будто говорила шутя, но каждое слово ее дышало неподдельною страстью. И Невзгодин словно бы неожиданно прозрел и почувствовал, что эта женщина не шутит. И ему стало жутко.

            Все еще как бы не доверяя этому, он заглянул в глаза Аносовой пытливым, вопросительным и слегка смеющимся взглядом.

            -- Теперь верите? -- шепнула она, не сводя с него своих темных глаз, светившихся лаской, и стыдливо алела, словно бы виноватая, что не могла более таить чувства.

            -- Не верю, не верю, не верю! -- вызывающе повторял Невзгодин.

            А сам верил, изумленный, что его любит эта властная, строгая красавица, и, весь охваченный трепетом молодой страсти, глядел на молодую женщину восторженно-благодарным взглядом.

            -- Так поверьте...

            И Аносова вдруг порывисто обвила шею Невзгодина и прильнула своими губами к его губам в долгом страстном поцелуе.

            Еще мгновение, и она оттолкнула его.

            У Невзгодина была несчастная особенность, присущая многим писателям, не терять способности наблюдать и подчас ядовито смеяться над собою даже в самые, казалось бы, счастливые мгновения жизни, и это вносило отраву во все его увлечения. Казалось, он не мог непосредственно отдаваться впечатлениям, точно какой-то насмешливый бесенок сидел у него в голове и нашептывал ему смешные вещи.

            Только раз в жизни, когда Невзгодин любил Маргариту Васильевну, он не анализировал, не потешался над собою, а просто

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту