Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

10

утрам, когда старший офицер еще спал, и по вечерам Коноплев выводил Ваську на палубу и заставлял его бегать, гоняясь за ним или пугая его линьком. Эти прогулки не особенно нравились Ваське и, видимо, утомляли, но зато Коноплев был доволен, видя, что Васька совсем не зажирел и перед своими братьями казался совсем тощим боровком.

            И когда однажды мичман, заведующий кают-компанейским столом, заглянув в загородку, спросил Коноплева:

            -- Что это значит? Все поросята как следует откормлены, а этот белый совсем тощий?

            То Коноплев с самым серьезным видом ответил:

            -- Совсем нестоящий боровок, ваше благородие!

            -- Почему нестоящий?

            -- В тело не входит, ваше благородие. Вовсе без жира... И для пищи не должно быть скусной...

            -- Что ж он, не ест, что ли?

            -- Плохо пищу принимает, ваше благородие.

            -- Отчего?

            -- Верно, к морю не способен, ваше благородие...

            -- Странно... Отчего же другие все жиреют?.. Ты смотри, Коноплев, подкорми его к празднику.

            -- Слушаю, ваше благородие. Но только, осмелюсь доложить, вряд ли его подкормить как следовает к празднику... Разве попозже в тело войдет, ваше благородие!

         

      IV

           

            Между тем время шло.

            Северные и южные тропики были пройдены, и клипер уже шел по Индийскому океану, поднимаясь к экватору.

            Миновали красные деньки спокойного благодатного плавания в вековечных, ровно дующих пассатах, при чудной погоде, при ослепительном солнце, бирюзовом высоком небе, в этом отливающем синевой, тихо переливающемся ласковом океане, слегка покачивающем клипер на своей мощной груди.

            Снова наступила для моряков жизнь, полная неустанной работы, тревог и опасностей. Приходилось постоянно быть начеку, с напряженными нервами. Индийский океан, известный своими бурями и ураганами, принял моряков далеко не ласково с первого же дня вступления "Казака" в его владения и чем дальше, тем становился угрюмее и грознее: "валял" клипер с бока на бок, поддавал в корму и опускал нос среди своих громадных валов с седыми пенящимися верхушками. И маленький "Казак", искусно управляемый моряками, ловко избегал этих валов, то поднимаясь на них, то опускаясь, то проскальзывая между ними, и шел себе вперед да вперед среди пустынного сердитого океана, под небом, покрытым мрачными, клочковатыми облаками, из-за которых иногда вырывалось солнце, заливая блеском серебристые холмы волн.

            И ничего кругом, кроме волн и неба.

            Почти все это время "Казак" не выходил из рифов и частенько-таки выдерживал штормы под штормовыми парусами . Жесточайшая качка не прекращалась, и на бак часто попадали верхушки волн. Нередко в кают-компании приходилось

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту