Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

8

мать, но, несмотря на иностранное свое происхождение, не имела или, быть может, не разделяла разумных педагогических взглядов на дело воспитания и потому, без всякого предупредительного хрюкания, довольно чувствительно-таки куснула неугомонного сынка за ляжку, словно бы желая этим сказать: "Замолчи, дурак! И без тебя тошно!"

            Награжденный кличкою "дурака", как нередко и свиньи награждают умных детей, боровок, казалось, понял, чего от него требует раздраженная маменька.

            Хотя он и взвизгнул так отчаянно, что проходивший мимо старший офицер поморщился, словно от сильнейшей зубной боли, и бросился от матери в дальний угол, но затем визжал уже тише, с передышками, больше от досады, чем от боли, и скоро совсем перестал, увлеченный братьями в какую-то игру.

            Все это, казалось бы, еще не давало ему особых прав на предпочтительное внимание, особенно со стороны такого нелицеприятного человека, как Коноплев, тем не менее при первом же знакомстве Коноплев отнесся к этому белому боровку несколько иначе, чем к другим.

            Подняв его за шиворот и осмотрев его мордочку, он ласково потрепал его по спине и назвал "башковатым", хотя "башковатый" в ответ на ласку и визжал, словно совсем глупый поросенок, вообразивший, что его сейчас зарежут.

            -- Не ори, беленький. Еще до рождества тебе отсрочка! -- произнес, ставя боровка на соломенную подстилку, Коноплев.

            В успокоительном тоне его голоса звучала, однако, и нотка сожаления к ожидающей боровка судьбе: быть зажаренным и съеденным господами офицерами.

            В этом не могло быть ни малейшего сомнения.

            -- А смышленый, должно быть, боровок! -- словно бы для себя проговорил, уходя, Коноплев.

            И в ту же минуту в голове его промелькнула какая-то мысль, заставившая его улыбнуться и проговорить вслух:

            -- А важная вышла бы штука... То-то ребята бы посмеялись!..

            Мысль эта, по-видимому, недолго занимала Коноплева, потому что он тотчас же безнадежно махнул рукой и произнес:

            -- Съедят... Им только бы брюхо тешить!

            Как бы то ни было, какие бы мысли ни пробегали в голове Коноплева насчет будущей судьбы боровка и насчет людей, способных только тешить брюхо, но дело только в том, что не прошло и недели, как белый боровок был удостоен кличкою "Васьки", сделался фаворитом Коноплева и при приближении своего пестуна поднимал вверх мордочку и пробовал, хотя и не всегда удачно, стать на задние лапы, ожидая подачки. Но Коноплев был справедлив и не особенно отличал своего любимца, не желая обижать остальных, хотя те и не обнаруживали той смышлености, какую показывал Васька. Давал он им пищу всем одинаковую и обильную, обнаруживая свое тайное предпочтение Ваське

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту