Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

100

отцовскую руку.

            Старик нежно потрепал дочь по щеке и ответил:

            -- Да... Совсем неожиданно.

            -- Такой молодой и совершил такой ужасный поступок... Ты ведь знал Перелесова? Он, кажется, еще недавно у тебя был вечером, в день юбилея Косицкого!..

            -- Был.

            -- Как ты объясняешь себе эту лживую статью... это предательство товарищей, папа? -- допрашивала Лиза, не понимая, что она является палачом любимого отца.

            -- Человек -- очень сложный инструмент, Лиза. Очень сложный, милая! -- как-то раздумчиво проговорил Найденов, отводя взгляд.

            -- Но все-таки, папа. Что могло заставить его решиться на это?

            -- У людей бывают разные страсти, Лиза. И побороть их не всегда легко.

            -- Но все-таки он был не совсем дурной человек... Этот трагический конец примиряет с ним. Не правда ли?

            -- Да, -- тихо проговорил отец.

            -- И знаешь, папочка, Ольга говорила, будто кто-то обещал Перелесову, что он будет профессором вместо Заречного, если напишет статью. Его кто-то вовлек.

            -- Это вздор! -- почти крикнул Найденов.

            И, спохватившись, прибавил тихо:

            -- Кто мог обещать ему? Вернее всего, Перелесов сам додумался до этой статьи... Он давно мечтал о профессуре... Теперь мало ли каких сплетен не будут распускать по поводу самоубийства Перелесова... Пожалуй, еще и мое имя приплетут...

            -- Твое? Что ты? Бог с тобой, папочка! -- испуганно промолвила Лиза.

            -- Люди злы... Пожалуй, узнают, что Перелесов заходил ко мне после юбилея...

            -- Так что же?..

            -- И выведут какие-нибудь нелепые заключения... От сплетен не убережешься... Ну, да я к ним равнодушен... Мне решительно все равно, как обо мне люди думают, лишь бы дома меня знали и любили. А больше мне ничего не надо... И я знаю, что вы меня любите и не поверите никаким сплетням про вашего отца... Не правда ли, Лиза? -- необыкновенно нежным и умоляющим голосом проговорил старый профессор, уже понявший из слов дочери, что имя его припутано к самоубийству Перелесова.

            Этот "кто-то", обещавший профессуру, смущал его.

            -- И ты еще спрашиваешь, родной? Да разве про тебя смеют говорить что-нибудь дурное?.. И разве мы можем поверить, что ты способен сделать что-нибудь дурное?.. О папочка!.. Ты просто расстроен этим несчастным происшествием, и тебе в голову лезут невозможные мысли. Лучше поцелуй свою дочку и пойдем в столовую. Сейчас подадут чай.

            И Лиза порывисто обняла нагнувшегося к ней отца, крепко поцеловала его и, глядя на него своими восторженными блестящими глазами, воскликнула:

            -- О дорогой мой папочка! Как я горжусь тобой!

            Что-то теплое, счастливое прилило к сердцу отца; он благодарно и умиленно гладил русую головку дочери своею вздрагивающею холодною рукой и в то же время думал о письме Перелесова к Заречному. Что, если в этом письме он рассказывает все, как было?

            И мучительный трепет страха охватил ничего не боявшегося старого профессора при мысли, что дети могут узнать и убедиться, что напрасно они гордятся своим отцом.

            Он чувствовал, что едва стоит на ногах.

            -- Папочка, да что с тобой? Ты побледнел. Твоя рука дрожит?.. -- тревожно спрашивала Лиза.

            -- Ничего, ничего, родная...

            И он присел на оттоманку.

            -- Тебя так взволновало это ужасное известие?..

            -- На свете много ужасных известий, Лиза... Я, верно, утомился сегодня... Много работал. И я не пойду в столовую пить чай... Принеси мне сюда, голубушка...

            Когда Лиза ушла, Найденов как-то жалко и

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту