Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

95

школ было обязано ей своим существованием и много молодых людей благодаря ей получали образование. Слышал он и о помощи, которую оказывала Чулкова и многим "пострадавшим", и их семьям. И сам Невзгодин благодаря Чулковой не был исключен из университета в числе других бедняков за невзнос платы.

            Он все это припомнил, когда Чулкова, указав на свободное кресло около себя, заговорила с ним, расспрашивая о жизни русских студентов и студенток в Париже.

            Разговор в гостиной шел лениво. Общество было разношерстное. Несколько представителей купеческой аристократии, два профессора, юный поэт из декадентов, баритон из Петербурга и высокий бравый полковник из остзейских немцев, объяснявший хозяйке, что он коренной москвич.

            О самоубийстве Перелесова не говорили ни слова. Это удивило Невзгодина, -- он знал, как Москва любит посудачить и особенно по такому поводу. И как только Чулкова уехала, пригласив Невзгодина когда-нибудь запросто приехать прямо к обеду, он подсел к Косицкому и спросил:

            -- Вы не знаете ли, Андрей Михайлович, отчего застрелился Перелесов?

            Косицкий боязливо взглянул на Аглаю Петровну, сидевшую близко.

            -- Помилосердствуйте, Василий Васильич... Разве вы не знаете? -- воскликнула она.

            -- То-то не знаю... Читал только в газетах...

            -- А у меня с утра только и разговоров, что об этой ужасной истории... Я слышала ее бесчисленное число раз.

            -- Но все-таки разрешите и мне узнать, а Андрею Михайловичу -- рассказать.

            -- Разрешаю, но только пересяду подальше от вас, господа! -- проговорила Аносова, вставая, и присела около полковника.

            -- Это очень грустная и поучительная история! -- сказал в виде предисловия старый профессор. -- Прежде этого не бывало! -- прибавил он.

            И Косицкий рассказал, что сегодня утром Заречный получил письмо, написанное Перелесовым в день самоубийства. В этом письме несчастный сообщал, что автором пасквильной статьи был он, и так как, несмотря на принятые им меры скрыть следы своего авторства, оно открылось, то он решил не жить, чтоб не видать заслуженного презрения порядочных людей...

            -- По крайней мере искупил свою вину... По нынешним временам это редкость! -- заметил взволнованный рассказом Невзгодин. -- А как же открылось его авторство?

            -- И это он объяснил в своем длинном и обстоятельном предсмертном письме. Дело в том, что вчера утром приходил один молодой человек, его родственник, и рассказал, что фактор типографии газеты, в которой помещен пасквиль, называет его автором и что слухи эти уже ходят... Да. Письмо производит потрясающее впечатление... Перелесов просит Заречного простить ему хотя за то, что подлость не достигла цели, а цель была -- занять его место. Но мертвые срама не имут, а живые...

            Косицкий сердито покачал головой и продолжал:

            -- Не он додумался до этой гадости. Его подбили. Несчастный, проклиная, назвал того, кто посоветовал ему высмеять и мой юбилей, и меня, и коллег, обещая профессуру, а потом, недовольный статьей, сам же издевался. Перелесов и этому человеку написал письмо.

            -- Кто же он?

            -- Найденов! -- тихо проговорил Косицкий. -- Такой умный, талантливый ученый и...

            Старик не докончил и стал собираться.

            Скоро все гости ушли.

            -- Ну, пойдемте, я вам покажу свою клетушку, Василий Васильич! -- сказала Аглая Петровна. -- Уж если вы будете меня описывать, то непременно в ней... Там я провожу большую часть своего времени.

            Когда Невзгодин вошел в клетушку, он был удивлен и вкусом

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту