Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

92

Он стал прочитывать заметки о самоубийстве Перелесова в других газетах. В одной были, между прочим, следующие таинственные строчки: "Мы слышали, будто самоубийство Л.Н.Перелесова имеет связь с неприличной статьей, появившейся вслед за юбилеем А.М.Косицкого". В другой сообщалось, что к Перелесову рано утром в день самоубийства заходил какой-то молодой человек, плохо одетый, и что после его короткого визита Перелесов, бледный и "не похожий на себя", по выражению кухарки, куда-то поспешно ушел и вскоре вернулся уже успокоенный. Около полудня он вошел на кухню и, давши ей два письма, просил немедленно снести на почту и отправить заказными. Письма были городские, но кому адресованы, кухарка не знает. Затем она в этот день видела покойного, когда подавала в его комнату обед и вечером самовар. Ничего особенного она в покойном не заметила, только удивилась, что за обедом он почти ничего не ел.

            Заметка репортера оканчивалась выражением пожелания, чтобы "был пролит свет на это загадочное самоубийство молодого, полного сил и здоровья, талантливого ученого".

            "Во всем этом, действительно, кроется какая-то драма!" -- подумал Невзгодин и скоро вышел из дому.

         

      XXVI

           

            Первый визит его был к Маргарите Васильевне.

            Щегольски одетая, разряженная и вся словно сиявшая весельем, отворила двери Катя и, казалось, была изумлена при виде гостя.

            Невзгодин это заметил.

            -- Здравствуйте, Катя. Не ждали, видно, меня?.. Что, Маргарита Васильевна принимает? -- говорил он, входя в двери.

            -- Здравствуйте, Василий Васильич... Я действительно думала, что вас нет в Москве... Так долго у нас не были... А наших никого нет дома. Барин уехал с визитами, а барыня в Петербурге... Я думала: вы знаете! -- прибавила с лукавой улыбкой горничная.

            -- Ничего не знаю. Давне уехала?

            -- Третьего дня с курьерским.

            -- И надолго? Не знаете?

            -- Послезавтра обещали быть.

            -- Ну, передайте карточки и позвольте вас поздравить с праздником! -- сказал Невзгодин, отдавая две карточки и рублевую бумажку.

            Катя поблагодарила и, отворяя двери, спросила:

            -- Когда же будете у нас, Василий Васильевич?.. Послезавтра?.. Я так и скажу барыне.

            -- Ничего не говорите. Я наверное не могу сказать, когда буду.

            -- Что так? Отчего вы перестали ходить к нам, Василий Васильич? -- с напускною наивностью спрашивала Катя, по-видимому совершенно сбитая с толку в своих предположениях.

            Невзгодин пристально взглянул на эту бойкую московскую "субретку" и, смеясь, ответил:

            -- Я вовсе не перестал ходить, как видите.

            -- Но вас так давно не было, барин.

            -- А не было меня давно оттого, что я был занят, -- уж если вам так хочется это знать, Катя, и вы не боитесь скоро состариться. Знаете поговорку? -- насмешливо прибавил он, отворяя двери подъезда.

            Катя лукаво усмехнулась и, выйдя за двери, оставалась с минуту на морозе, но зато слышала, как Невзгодин приказал извозчику ехать на Новую Басманную в дом Аносовой.

            -- Знаешь?

            -- Еще бы не знать. Всякий знает дом Аносихи! -- ответил извозчик, трогая лошадь.

            Проезжая по Мясницкой, Невзгодин взглянул на почтамтские часы. Было без десяти минут два.

            "Не рано для визита!" -- подумал он.

            Вот наконец и красивый "аносовский" особняк, построенный отцом Аносовой для своей любимицы "Глуши".

            -- Въезжай во двор!

            Извозчик стеганул лошадку и бойко подкатил к подъезду. Невдалеке стояла карета с русским "англичанином" на

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту