Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

87

Невзгодин, поднимая бокал.

            -- А вам, Невзгодин, желаю побольше благоразумия... Помните, что здоровье легко растерять, так не губите его!.. А насчет лиха я уж говорила... За вами его нет!

            Они чокнулись. Марья Ивановна выпила сразу целый бокал. Невзгодин налил ей другой. Она не протестовала.

            Слегка заалевшая, с блестевшими глазами от выпитого вина, она сделалась проще, оживленнее и интереснее, не напуская на себя чопорности и серьезности и не стараясь говорить только умные вещи. Ее докторская степенность умалилась, и в ней заговорила женщина.

            Она теперь даже не прочь была пококетничать с "беспутным человеком", испытывая чувство обиды и досады за то, что он, по-видимому, совершенно равнодушен к ней, как к женщине, а ведь прежде она только и нравилась ему, как любовница. Потому только он и женился на ней. Она это отлично понимала. Недаром же они днем постоянно ссорились, ни в чем не сходясь друг с другом, и безмолвно мирились только вечером в горячих поцелуях. И как он тогда был нежен!

            "Теперь, наоборот, он не спорит, не лезет со своими мнениями, но зато и основательно позабыл об ее ласках, -- неблагодарное животное".

            Такие мысли совсем неожиданно пришли в слегка возбужденную голову Марьи Ивановны, и она не могла не признаться самой себе, что была бы довольна, если б снова понравилась Невзгодину.

            К чему же она разыскала его и приходила к нему? Не для того только, разумеется, чтобы поговорить о виде. Об этом можно было бы и написать. Неужели он не догадывается, а еще умный человек.

            "Легкомысленный", -- заключила про себя Марья Ивановна и тихо вздохнула.

            А "легкомысленный человек" решительно "не догадывался" ни о чем, хотя и не считал себя дураком.

            Но еще с тех пор, как бутылка красного вина стала пуста, он вдруг нашел, что Марья Ивановна гораздо интереснее теперь, чем показалась ему давеча в полутемной комнате. "Такое же красивое животное, как и была!" -- думал он, посматривая, по-видимому, добродушно-веселым взглядом на жену. И в его не совсем свежую голову тоже совсем неожиданно врывались воспоминания из той поры супружества, которое он называл "скотоподобным счастьем" и которое теперь казалось ему потерянным раем. В голове немножко шумело, в виски стучало, он незаметно скашивал глаза на лиф, на шею, на руки и...

            -- Не разрешите ли, Марья Ивановна, еще бутылку шампанского? -- спросил он с невинным видом человека, нисколько не виновного в греховных мыслях.

            -- Нет, не надо... не надо, Невзгодин. И то у меня чуть-чуть кружится голова. Вы заразили меня своим безумием! -- тихо смеясь, промолвила Марья Ивановна.

            -- А это безумие разве так вредно?

            -- Конечно, вредно! -- значительно кинула докторша.

            И, помолчав, сказала:

            -- Потребуйте счет, Невзгодин. Пора нам и расстаться.

            -- Что вы? -- испуганно воскликнул Невзгодин. -- Неужели вы в самом деле хотите уходить? Не уходите... Посидите... прошу вас! -- почти умоляюще шептал Невзгодин.

            -- Зачем?

            И Марья Ивановна посмотрела на Невзгодина ласково-удивленным взглядом. Глядел на нее и Невзгодин жадными, внезапно поглупевшими глазами. Взгляды их встретились, улыбающиеся, томные, и не отрывались друг от друга. И оба внезапно примолкли.

            Невзгодин накинул салфетку на протянутую на столе руку жены и крепко сжимал ее горячие мягкие пальцы, припоминая в то же время ту сцену из "Войны и мира", когда Курагин в ложе смотрит на оголенные плечи Элен и оба, без слов, понимают друг друга.

            Прошла секунда-другая.

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту