Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

83

злого чувства... А вы как обо мне вспоминали, Марья Ивановна? Лихом? Или никак не вспоминали?

            -- Напротив, часто и всегда как о порядочном человеке, которому только не следует никогда жениться... Вот и обменялись признаниями! -- засмеялась Марья Ивановна.

            У пассажа Попова экипажи ехали шагом. В маленьких санках, запряженных тысячным рысаком, сидела Аносова. Она увидела Невзгодина с женой и смотрела на них во все глаза, изумленная и взбешенная, точно ей нанесена была какая-то обида.

            Невзгодин взглянул на нее. Она отвела глаза в сторону.

            -- Глядите, Марья Ивановна, на московскую красавицу Аносову. Вон она на своем рысаке. Трудно сказать, что лучше: великолепная вдова или рысак.

            -- Она стала еще красивее, чем была в Бретани, когда я ее видела.

            -- Прелесть... Эта белая шапочка так идет к ней.

            -- Вы с ней продолжаете знакомство?

            -- Раз встретился. У нее еще не был. Собираюсь с визитом. Кстати и дело есть.

            Они подходили к театру.

            -- До свидания, Невзгодин, -- проговорила Марья Ивановна, высвобождая руку. -- Нам дальше не по пути.

            Невзгодину вдруг пришла мысль пригласить жену обедать. Все не так скучно, чем одному, и вдобавок он расспросит о парижских знакомых. К тому же он знал, что Марья Ивановна любила хорошо покушать, но была слишком скупа, чтоб позволить себе такую роскошь.

            Невзгодин спросил:

            -- Вы к тетке обедать, Марья Ивановна?

            -- Да, к шести часам... Надеюсь, не опоздала? Без двадцати шесть! -- облегченно проговорила она, взглянув на часы. -- Прощайте, Невзгодин.

            Но он пошел рядом с ней.

            -- Нет, позвольте... У меня к вам просьба!

            -- Какая?

            -- Сделайте мне честь, примите мое приглашение пообедать вместе у Тестова?

            Марья Ивановна изумленно взглянула на Невзгодина.

            -- С чего вам вдруг пришла в голову такая дикая фантазия? -- строго спросила она, пытливо взглядывая на Невзгодина.

            Но вид у него был самый добродушный.

            -- Что ж тут дикого? Мне просто хочется пообедать вместе, порасспросить о парижских знакомых и выпить бокал шампанского не за ваше здоровье, -- вы и так цветете! -- а в благодарность...

            -- За то, что мы так скоро разошлись? -- перебила молодая женщина.

            -- И не сделались врагами...

            -- Вы по-прежнему сумасшедший и мотыга!.. Но ведь вам будет скучно со мной... Пожалуй, мы к концу обеда побранимся...

            -- Едва ли... Ведь после обеда мы разойдемся в разные стороны.

            -- Или вы, как писатель, хотите изучить меня? Так ведь довольно, кажется, изучили?..

            -- Это уж мое дело.

            -- И наконец я обещала тете...

            -- Пошлем посыльного.

            Марья Ивановна все еще колебалась.

            Хорошо изучивший ее Невзгодин сказал:

            -- Или вы боитесь, что скажут ваши тети и дяди, если узнают, что вы обедали в сочельник с мужем, которого бросили и которого ваши родные считают, конечно, за самого беспутного человека в подлунной?

            -- Я никого и ничего не боюсь... Идемте обедать! -- решительно проговорила Марья Ивановна.

            Они повернули и пошли под руку через площадь.

            -- Вот спасибо, что не отказали, Марья Ивановна.

            -- Но только я обедаю с вами с условием...

            -- Заранее принимаю какие угодно.

            -- Мы будем обедать скромно... Вы не будете бросать даром деньги.

            "Все та же скупость. Даже чужие деньги жалеет!" -- подумал Невзгодин и ответил:

            -- Будьте покойны.

            -- И я вам не позволю много пить...

            -- Буду

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту