Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

81

лица римской матроны из русских купчих, побывавшей парижской студенткой. То же самодовольно-уверенное выражение в карих глазах под соболиными бровями, глядевших через pince-nez на прямом крупном носе, что придавало лицу еще более серьезный и в то же время несколько вызывающий вид. И одета она была с обычной умышленной скромностью, не лишенной своеобразного кокетства: черная шерстяная юбка, черная хорошо сидевшая жакетка, опушенная черным мехом, черное боа, черные перчатки и черная шапочка на голове.

            "Еще более раздобрела, несмотря на усердное занятие наукой!" -- подумал Невзгодин, заметив пополневший бюст, и не без любопытства и не без некоторого смущения ждал, что будет, когда аккуратная до педантизма его чистеха жена войдет в комнату, в которой действительно была невозможная грязь.

            И действительно, только что Марья Ивановна вошла в комнату, как на ее лице выразился ужас, и она воскликнула:

            -- Да ведь это нечто невероятное... Тут целые недели не убирали...

            -- Вроде этого, Марья Ивановна! -- виновато промолвил Невзгодин.

            -- И вы могли жить в таком свинстве?

            -- Как видите... Даже не замечал... Увлекся работой... Да вы присядьте, Марья Ивановна... Вот сюда...

            Невзгодин бросился снимать со стула бумаги.

            Марья Ивановна подобрала юбку и осторожно присела, продолжая с брезгливым видом озирать комнату.

            Невзгодин хотел снимать пальто, но жена его остановила:

            -- Не снимайте, Невзгодин... Я сейчас ухожу и вас не хочу держать в этой клоаке.

            Он присел в пальто.

            -- Посмотрите на себя, как вы осунулись и побледнели, Невзгодин, -- продолжала Марья Ивановна. -- Живя так, вы схватите чахотку... Ведь это безобразие... Видно, что некому за вами присмотреть... И долго вы сочиняли?..

            -- Три недели.

            -- И никуда не выходили? Работали по-русски -- запоем?

            -- Запоем.

            -- Безобразие! Вам жизнь, что ли, надоела?

            -- Пока нет еще.

            -- Так не делайте таких опытов над собой и не живите по-азиатски. У вас от одного табачного дыма можно задохнуться. А какой развод микробов! Как вам не стыдно, Невзгодин? Кажется, образованный человек и...

            Марья Ивановна вдруг остановилась и засмеялась.

            -- Да что ж это я? Пришла к вам по делу, а вместо этого читаю вам нотации...

            -- Читайте, не стесняйтесь, Марья Ивановна. Я стою их! -- весело проговорил Невзгодин.

            -- Все равно, бесполезно... Вас не переделаешь... Но, без шуток, так жить ведь нельзя... Вид у вас совсем скверный...

            -- Я думаю перебраться отсюда.

            -- Обязательно. И знаете ли что, Невзгодин?

            -- Что, Марья Ивановна?

            -- Вам нужна нянька, которая смотрела бы за вами... Ну, конечно, нянька-женщина. Если я поселюсь в Москве и найму квартиру, милости просим ко мне жильцом. Я охотно буду смотреть за вами... Право, говорю серьезно.

            -- А я так же серьезно благодарю вас и готов быть вашим жильцом, Марья Ивановна, если только долго усижу в Москве...

            -- Ну, а мое дело в двух словах. Я пришла просить вас...

            -- Развода? -- подсказал Невзгодин.

            -- Он мне пока еще не нужен. Быть может, нужен вам?

            В словах ее звучала любопытная нотка.

            -- И мне, слава богу, не требуется...

            -- Больше глупости не повторите?

            -- Постараюсь.

            -- Мне нужен вид на жительство. Я, конечно, могла написать вам об этом, но мне хотелось повидать вас... У нас ведь нет друг к другу... ненависти... Не так ли? И мы, я думаю, можем продолжать знакомство...

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту