Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

54

на постыдный компромисс, весь ужас которого я сознала только теперь, когда... когда ты мне кажешься не таким, каким я тебя представляла... Я отдавалась человеку, которого не любила, отдавалась только потому, что и во мне животное...

            Рита на минуту примолкла.

            -- И я имела дерзость, -- продолжала она, -- обвинять тебя в том, в чем грешна едва ли не больше тебя... Каюсь, я не имела права...

            -- Только потому, что не имела права? -- воскликнул Заречный.

            -- Да.

            -- А если бы считала себя вправе?

            -- Ты знаешь... Я не могу и теперь кривить душой... Я, быть может, и ошибаюсь, но ты не тот, каким мне казался... Но к чему об этом говорить?

            -- Не тот?! Но еще недавно ты иначе относилась ко мне.

            -- Да. Но разве я виновата, что мой взгляд изменился.

            -- Сбруева, например, ты не обвиняешь. А ведь он тоже не выходит в отставку.

            -- Он никого не вводит в заблуждение. Он не говорит о мужестве, которого нет... Он не любуется собой... Он не играет роли...

            -- Но и я не лезу в герои... Вчера моя речь... Тебе она не понравилась?..

            -- Ты играешь своим талантом. Раньше ты не то говорил.

            И Заречный чувствовал, что Рита права. Он раньше не то говорил!

            -- О Рита, Рита! Если бы ты хоть немного любила, ты была бы снисходительнее.

            -- Быть может!.. Но разве я виновата?

            -- И ты разочаровалась во мне не потому, что я не тот, каким представлялся, а потому, что ты увлечена кем-нибудь... И я знаю кем: Невзгодиным! -- в отчаянии воскликнул Заречный, вскакивая с дивана.

            -- Даю тебе слово, -- ты знаешь, я не лгу! -- что я никем не увлечена. И Невзгодин давно избавился от прежнего своего увлечения. Ты думаешь, что только увлечение кем-нибудь другим заставляет женщин разочароваться в мужьях? Ты мало меня знаешь... Но в этом я не виновата... Я не скрывала от тебя своих взглядов... Но к чему нам считаться? Позволь мне досказать...

            -- Что ж... досказывай... Не жалей меня... Я даже и этого не стою! -- промолвил жалобным тоном Заречный.

            "А меня разве он жалеет?.. Он только жалеет себя! О безграничный, наивный эгоизм!" -- невольно подумала Рита и продолжала:

            -- После всего, что я сказала, ты, конечно, поймешь, что прежние наши отношения невозможны... Мы должны разойтись...

            -- Разойтись?.. Ты хочешь оставить меня? -- в ужасе проговорил Заречный.

            -- Это необходимо.

            -- Рита... Риточка!.. Не делай этого! Умоляю тебя... Не разбивай моей жизни!

            И, почти рыдая, он вдруг бросился перед ней на колени и, схватив ее руку, осыпал ее поцелуями.

            Он был жалок в эту минуту, этот блестящий профессор.

            "И это мужчина!" -- подумала Рита, брезгливо отдергивая руку от этих оскорбительных поцелуев.

            Злое чувство охватило ее, и она строго проговорила:

            -- Встань. Не заставляй меня думать о тебе как о трусе, не способном выслушать правды! Положим, я виновата, но разве весь смысл твоей жизни в одной мне? А наука, а студенты, а общественный долг? -- о которых ты так много говоришь?.. -- ядовито прибавила она.

            Николай Сергеевич поднялся и отошел к дивану.

            -- Я жалок, но я люблю тебя! -- глухо выговорил он.

            -- Все "я" и "я"... Но и я так жить не могу...

            -- По крайней мере не сейчас... Повремени... Подумай... Дай мне прийти в себя...

            -- Ты этого непременно требуешь?

            -- Я прошу...

            -- Изволь... я останусь некоторое время, но только помни: я больше тебе не жена!

            С этими словами она вышла

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту