Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

44

давал выражениям Заречного не тот смысл, какой в них заключался.

            "И такие речи говорит профессор! И такой человек -- идол студентов! Бедный университет! Несчастные студенты!"

            Такими эффектными словами заканчивалась статья.

            Все удивлялись не тому, что газета говорила обычным своим тоном, а главным образом тому, каким образом произнесенные за обедом речи попали в газету? Никого из сотрудников ее, конечно, не было на обеде... На него допускались лица по выбору и, конечно, не из числа поклонников газеты... И тем не менее было очевидно, что текст речей сообщен кем-нибудь из участников...

            Никто и не догадывался, что вдохновителем этой статьи был Найденов, а автором -- один из присутствовавших на обеде, доцент Перелесов, молодой человек, тихий, скромный и обязательный, по-видимому искренний сторонник того профессорского кружка, к которому принадлежал Заречный, и, казалось, большой почитатель Николая Сергеевича, с которым находился в самых лучших отношениях.

            Он лет пять как был доцентом и читал необязательный курс по одной из отраслей той же науки, которая была специальностью Заречного и Найденова.

            Способный, трудолюбивый и усидчивый, знавший предмет, быть может, не хуже Заречного, хотя и не обладавший его талантливостью, он втайне ему завидовал, питая к нему неприязнь только потому, что тот занимал кафедру, которой так жаждал сам Перелесов и не получал в других университетах. Зависть и неприязнь росли по мере того, как падали надежды получить желанное место, и по мере того, как увеличивалась популярность Николая Сергеевича. Один из тех больших самолюбцев, считающих себя непризнанными гениями, которые умеют скрывать от людей свои горделивые вожделения под видом скромности и непритязательности самого обыкновенного и ни на что не претендующего человека и которые слишком трусливы, чтоб действовать открыто, Перелесов воспользовался первым же представившимся ему случаем сыграть роль Иуды, в надежде свернуть шею Заречному.

            Охваченный этой мыслью, он не понимал, что был лишь игрушкой в руках Найденова.

            Несмотря на свое пренебрежительное, по-видимому, отношение к юбилею Косицкого и к его заслугам, старый профессор все-таки злобствовал, что Косицкого будут чествовать, а его, Найденова, несмотря на его ученые заслуги, публично не чествовали; юбилей его в прошлом году имел исключительно официальный характер. И в когда-то популярном профессоре, далеко не равнодушном прежде к овациям, невольно поднималась глухая зависть к тому человеку, который будет награжден ими хотя бы и не по заслугам. От этого еще обиднее! Найденов необыкновенно интересовался подробностями юбилейного праздника -- недаром же он звал Заречного рассказать о них.

            Но когда еще Заречный приедет?..

            И Найденов, встретивший Перелесова утром, в день юбилея, обрадованно подошел к доценту и просил его приехать прямо с обеда к нему рассказать, что было на юбилейном торжестве Андрея Михайловича.

            -- Этим вы мне доставите большое удовольствие! -- промолвил старик.

            Перелесов тотчас же охотно согласился.

            -- И какие речи будут говорить -- сообщите.

            -- С удовольствием.

            -- У вас, сколько помнится, память была изумительная, когда вы были студентом. Сохранилась она?

            -- Вполне.

            -- Значит, я вполне удовлетворю свое стариковское любопытство. Большое вам спасибо.

            И, протягивая доценту руку, Найденов почему-то прибавил:

            -- А чтоб не было лишних сплетен, пусть лучше ваш визит ко мне останется между нами.

            --

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту