Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

33

иногда поднять на зубок... Вдобавок и беллетрист. Его повесть в январе будет напечатана.

            -- Вы летом этого мне не говорили, Василий Васильич? -- промолвила Аглая Петровна.

            -- Да разве нужно трубить о своих грехах?..

            -- Значит, и нас грешных когда-нибудь опишете?

            -- Вас с особенным удовольствием, Аглая Петровна, возвел бы в перл создания.

            -- Только ему недостает изучения. Он вас недостаточно знает, -- вставила Маргарита Васильевна.

            -- Недоволен он мною... Я это знаю! -- засмеялась Аглая Петровна. -- А узнать меня -- не мудрое дело... С богом, описывайте, Василий Васильич. Обижаться не буду, если вы даже и сгустите краски!

            -- Вы-то не будете сердиться?.. Еще как! -- насмешливо проговорил Невзгодин.

            Но Аглая Петровна уже не слушала и о чем-то заговорила с племянником.

            -- Ваше здоровье, Маргарита Васильевна! -- сказал Невзгодин, чокаясь со своей соседкой. -- Желаю вам...

            -- Чего вы мне пожелаете?

            -- Говорить? -- шепнул Невзгодин...

            -- Говорить...

            -- Как добрый приятель?..

            -- Да что вы с предисловиями... Я не боюсь правды...

            -- Ну так искренне желаю вам... полюбить кого-нибудь и...

            -- И что?

            -- А дальше все приложится.

            -- Вы думаете?

            -- Думаю, если только вас не захватит какая-нибудь широкая деятельность. Да и где она? И то... одна деятельность вас, женщин, не удовлетворит... А вы ведь все искали людей да рассуждали, а никого по-настоящему не любили... Не правда ли?

            -- Правда. И за то расплачиваюсь! -- чуть слышно проронила молодая женщина.

            -- Вольно же!

            Маргарита Васильевна нетерпеливо пожала плечами и примолкла, отставив рюмку.

            -- Вы не сердитесь, что я... завел такой разговор. Больше не буду! -- виновато промолвил Невзгодин.

            -- За что сердиться? Я сама завела бы его. Вы не слепы и видите, что я не любила и не люблю мужа, и вдобавок...

            -- Развенчали его?

            Маргарита Васильевна молча кивнула головой.

            -- И все-таки жили и живете с ним! -- с какою-то безжалостностью художника и с искренним негодованием правдивой натуры продолжал Невзгодин, понижая голос.

            -- За преступлением следует наказание!

            -- Но не такое варварское и -- извините -- постыдное... Мужчин вы обвиняете в компромиссах, а сами...

            -- Довольно... Мы об этом поговорим... Здесь не место...

            -- Никто не слышит... Здесь шум...

            -- Во всяком случае, спасибо вам за пожелание...

            Маргарита Васильевна отпила из рюмки. Выпил полную рюмку и Невзгодин.

            -- Постараюсь последовать вашему совету и полюбить какого-нибудь интересного человека... Только вот вопрос: где его искать? -- с нервным, злым смехом сказала Маргарита Васильевна.

            И, помолчав, прибавила:

            -- А у вас все та же страсть затронуть самое больное место человека... посыпать соли на свежую рану, чтобы человек не предавался самообману насчет своих добродетелей... Но я на это не сержусь... Напротив, очень благодарна... Ваше здоровье, Василий Васильевич, и литературного успеха.

            С этими словами Маргарита Васильевна допила свою рюмку и спросила:

            -- Когда же вы прочтете мне свою повесть?

            -- Как-нибудь на днях.

            Несколько раз Аглая Петровна взглядывала на Маргариту Васильевну и Невзгодина, прислушиваясь к их разговору и сама разговаривая в то же время с племянником, казалось, с интересом и совершенно спокойная. По крайней мере, ее лицо словно бы застыло в своем бесстрастном великолепии,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту