Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

31

этого не хочется. Уже возревновал!" -- подумал Невзгодин и ответил:

            -- Не решил еще...

            -- Надеюсь, мы будем иметь честь вас видеть у нас... Вы где остановились?

            Невзгодин сказал.

            -- На днях я буду у вас, Василий Васильич.

            С этими словами Заречный поклонился и отошел, далеко не успокоенный в своих ревнивых чувствах. Такие господа, как Невзгодин, легко смотрят на брак. Недаром же он выразился о своей женитьбе в шуточном тоне. И отчего жена его не с ним?

            Тем временем Звенигородцев отыскал юбиляра на угловом диване и проговорил:

            -- Ну, брат Андрей Михайлыч, пойдем на заклание.

            -- Пойдем! -- покорно ответил юбиляр, поднимаясь.

            Звенигородцев на минутку остановил его и спрашивал:

            -- Кого посадить около тебя? Молоденьких дам желаешь?..

            -- Зачем же дам, да еще молоденьких? -- смущенно возразил старик, озираясь: нет ли вблизи жены.

            -- Ты находишь это несколько легкомысленным для юбилея?

            -- Пожалуй, что так...

            -- И, быть может, Варвара Николаевна этого не одобрит? -- лукаво подмигнул глазом Звенигородцев и засмеялся. -- Ну в таком случае ты будешь сидеть между своими сверстниками -- коллегами... Или хочешь, чтоб около тебя сидела супруга твоя Варвара Николаевна? -- спросил самым, по-видимому, серьезным тоном Иван Петрович, хорошо знавший, как побаивается Косицкий своей жены.

            -- Как знаешь... Я ведь сегодня собой не распоряжаюсь... Только удобно ли на юбилее устраивать семейную обстановку?..

            -- Конечно, не следует... Ее и так достаточно. Так ты будешь между коллегами. Этак выйдет солиднее... Ну, идем!

            Звенигородцев с торжественностью подвел юбиляра к столу и указал ему место на самой середине. По бокам и напротив уселись профессора, в том числе и Заречный, и несколько более близких знакомых юбиляра. Супругу его Звенигородцев усадил невдалеке около одного молчаливого профессора.

            Скоро все расселись за столами, и тотчас же замелькали белые рубахи половых, которые разносили тарелки с супом и блюда с пирожками, предлагая "консомэ или крем дасперж".

            В зале наступило затишье.

            -- Поглядите, Василий Васильич, нет ли здесь Аносовой. Я своими близорукими глазами не увижу! -- проговорила Маргарита Васильевна, озирая столы.

            -- Вы думаете, так легко ее заметить в этой массе публики!

            -- Такую красавицу? Она невольно бросится в глаза.

            -- Ну, извольте.

            Невзгодин обглядел столы и промолвил:

            -- Не вижу великолепной вдовы.

            -- Значит, ее нет. Странно!

            -- Отчего странно?

            -- Обещала быть, а она, как кажется, из тех редких женщин, которые держат слово.

            В эту самую минуту сидевший за столом напротив Невзгодина, скромного вида, в новеньком фраке, молодой рыжеватый блондин в очках, все время беспокойно поглядывавший на двери, не дотрогиваясь до супа, внезапно поднялся со своего места, около которого был никем не занятый прибор, и двинулся к выходу.

            В дверях показалась Аносова.

            -- Вот и она! Смотрите, что за красота! -- шепнула Маргарита Васильевна.

            -- Что и говорить: великолепна... И, кажется, напротив нас сядет. А кто этот блондин?

            -- Это племянник и наследник Аносовой! -- сказал кто-то.

            -- Но долго ему дожидаться наследства! -- раздался чей-то голос.

            Все глаза устремились на эту высокую, статную, ослепительную красавицу в роскошном, но не бьющем в глаза черном бархатном платье, обшитом белыми кружевами у лебединой шеи, в длинных перчатках почти

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту