Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

30

женат? -- воскликнул Заречный.

            В голосе его невольно звучала радостная нотка.

            -- То-то женился. Только что сам мне сообщил. Да он разве у тебя не был?

            -- Был, но не застал дома.

            -- Говорят, и химию в Париже изучал. Что-то сомнительно. И повесть написал... мне сейчас говорил Туманов... И принята. Ну, да мало ли дряни нынче принимают! Признаться, я не думаю, чтобы Невзгодин мог написать что-нибудь порядочное... Как по-твоему?

            -- И мне кажется... Поверхностный человек...

            -- Брандахлыст, хоть и не лишен иногда остроумия. Да ты разве не видал его?

            -- Нет, не видал! -- солгал Заречный.

            -- Он только что здесь был с Маргаритой Васильевной.

            -- А жена его с ним?

            -- Жена? Жены не видал. Верно, и она здесь! -- решил Звенигородцев, отдававшийся иногда порывам вдохновения... -- Однако пора юбиляра и к столу вести. А каков юбилейчик-то? Двести сорок человек обедающих... Ты будешь говорить пятым... не забудь!

            С этими словами Иван Петрович исчез, отыскивая глазами юбиляра.

            Несколько обрадованный вестью о женитьбе Невзгодина, Заречный направился к жене. Он застал ее одну. Невзгодин в эту минуту разговаривал около с известным профессором химиком.

            -- Я и не видался с тобой сегодня. Здравствуй, Рита! -- с нежностью шепнул Заречный, протягивая жене руки и словно бы внезапно притихший при виде Риты.

            -- Здравствуй! -- безучастно промолвила она.

            Он пожал маленькую руку и сказал:

            -- Я тебе занял место за средним столом... недалеко от юбиляра... Около тебя будет сидеть профессор Марголин... Ты, кажется, его перевариваешь? -- прибавил он с грустной улыбкой.

            -- У меня уже есть место.

            -- С кем же ты сидишь? Одна?

            -- Нет. Я буду сидеть рядом с Невзгодиным. Он на днях вернулся из-за границы, вчера был у меня, и я ему обещала.

            Это подробное объяснение, которое почему-то сочла нужным дать Маргарита Васильевна, вызвало в ней досаду, и она покраснела.

            -- В таком случае виноват. С Невзгодиным, конечно, тебе будет веселее! -- произнес Заречный взволнованным голосом.

            -- Разумеется, веселее, чем с твоими профессорами.

            -- А ты, Рита, все еще в чем-то обвиняешь профессоров и главным образом меня? -- чуть слышно спросил он.

            Рита молчала.

            -- О, как ты жестока, Рита, -- с мольбою шепнул Заречный... -- Обвинять других легко.

            -- Я и себя не оправдываю! -- ответила так же тихо Рита и громко прибавила: -- А ты Василья Васильевича не узнаешь?

            Услыхав свое имя, Невзгодин подошел.

            Бывшие соперники встретились сдержанно. Они раскланялись с преувеличенной вежливостью, молча пожали друг другу руки и несколько секунд глядели один на другого, не находя, казалось, о чем говорить.

            Молодая женщина наблюдала обоих.

            Она видела в лице мужа скрытую неприязнь и поняла, что источник ее -- ревность. В Невзгодине, напротив, она не заметила ни малейшего недоброжелательства к мужу. Одно только равнодушие. И это кольнуло ее женское самолюбие. Она вспомнила, как страстно относился прежде Невзгодин к своему счастливому сопернику.

            Наконец Заречный сказал:

            -- Вас, я слышал, можно поздравить, Василий Васильич?

            -- С чем?

            -- Вы женились.

            -- Как же. Совершил сей долг! -- шутливо промолвил Невзгодин.

            Тон этот не понравился Заречному.

            -- И, говорят, избрали карьеру писателя?

            -- По крайней мере, хочу попробовать.

            -- И будете жить в Москве?

            "А тебе, верно,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту