Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

27

по бокам занятых им приборов, и проговорил:

            -- Ваш сосед: молодой беллетрист Туманов... Вы его знаете?

            -- Знаю...

            -- Так познакомьте меня с ним. Он талантливые вещи пишет.

            -- А рядом с вами кто?

            -- Анна Аполлоновна Вербицкая. Кто такая?

            -- Не имею понятия...

            -- Я и того менее... Однако три четверти седьмого... есть хочется, а юбиляра не везут его ассистенты.

            -- Кто такие?

            -- Цветницкий и ваш супруг. Николай Сергеич, верно, будет сегодня говорить?

            -- Конечно! -- промолвила Маргарита Васильевна, и тень пробежала по ее лицу.

            В эту минуту раздался гром рукоплесканий. Толпа двинулась к дверям.

            -- Наконец-то будем закусывать! -- весело сказал Невзгодин и стал аплодировать, приподнимаясь на цыпочки, чтоб увидать юбиляра.

            Но вместо него в глаза Невзгодина бросилась крупная, статная фигура Заречного.

            Прислонившись к колонне близ входа и высоко подняв свою красивую голову с гривой волнистых черных волос, он жадным, неспокойным взглядом всматривался в толпу, словно кого-то искал.

            "Жену ищет!" -- подумал Невзгодин и незаметно взглянул на Маргариту Васильевну.

            Прежнего оживления уже не было в ее побледневшем, казалось, лице. Серьезная и почти суровая, она тоже смотрела на красавца мужа, и в ее серых глазах блестел злой огонек, и тонкие губы складывались в презрительную улыбку.

            -- Что ж вы не аплодируете, Маргарита Васильевна? Косицкий этого стоит. Он прелестный человек!

            -- Все они прелестные! -- с каким-то порывистым озлоблением произнесла молодая женщина.

            Встретив удивленный и пытливый взгляд Невзгодина, она внезапно покраснела, точно досадуя на свою несдержанность, и прибавила:

            -- Я сегодня в злом настроении.

            -- Косицкий, право, порядочный человек. Я немножко знаю его и помню, как джентльменски он провалил меня на экзамене, хоть и благоволил ко мне!

            "Пахнет серьезной драмой и, кажется, последним актом!" -- решил про себя Невзгодин и, как истинный беллетрист, почувствовал даже некоторую радость при мысли о возможности близкого наблюдения этой драмы.

            И он снова захлопал, увидавши наконец юбиляра.

         

      IX

           

            Улыбаясь растерянной и словно бы виноватой улыбкой, маленький, худенький старичок в мешковатом фраке, с седой бородой клином и с длинным носом, придававшим его добродушному лицу несколько птичий вид, кланялся направо и налево, двигаясь мелкими шажками среди рукоплескавшей толпы, и поминутно останавливался, чтобы пожать руки встречающимся знакомым и благодарить за поздравления, добавляя слова благодарности взглядом, который будто говорил, что он, Андрей Михайлович Косицкий, не виноват во всем том, что происходит, и просит снисхождения.

            Не ожидавший такого многолюдства и сконфуженный аплодисментами и тем, что служит предметом общего внимания, он, видимо, находился в затруднении: в какую сторону залы ему направиться, остановиться ли или идти, и что вообще предпринять. В этот затруднительный момент он невольно вспомнил совет своей супруги, преподанный еще сегодня утром: "Не быть хоть на юбилее рассеянной фефелой и держать себя с достоинством!"

            "Ей хорошо давать указания, а попробовала бы она быть в моем положении!" -- невольно подумал смущенный и взволнованный юбиляр, снова кланяясь на аплодисменты и обрадованно останавливаясь около знакомого, точно ища у него помощи.

            Но Иван Петрович Звенигородцев недаром был превосходным распорядителем на всяких торжествах, и не напрасно же

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту