Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

25

Невзгодин торопился занять два места рядом, стараясь найти их поближе к среднему столу, где должен был сидеть юбиляр. Ему хотелось рассмотреть поближе разные московские знаменитости и лучше слышать речи. Но мест вблизи почетного стола уже не было -- во всех стаканах или рюмках торчали карточки, так что Невзгодин нашел два места рядом в конце одного из боковых столов.

            Взглянув на изящное меню с портретом юбиляра, лежавшее у каждого прибора, он направился к выходу, чтобы встретить Маргариту Васильевну.

            Это было не так-то легко. Публика все прибывала, и на пути Невзгодину приходилось останавливаться, чтобы удовлетворять более или менее праздное любопытство знакомых, отвечая на одни и те же вопросы и восклицания удивления, что он в Москве, что женат, что занимался химией и написал повесть.

            Оказалось, что про него уж все было известно, хотя сам он еще и не был известностью.

            Наконец он выбрался к дверям.

            Через несколько минут он увидал Маргариту Васильевну. Она вошла одна и была очень изящна и мила в своем черном шерстяном платье, оттенявшем ослепительную белизну ее красивого строгого лица.

            Она тихо подвигалась среди толпы, щуря близорукие глаза и слегка наклоняя голову в ответ на поклоны знакомых.

            Невзгодин подошел к ней.

            -- Вы давно здесь? -- спросила она, радостно улыбаясь, и по-приятельски пожала руку Невзгодина.

            -- Приехал к шести, как назначено... по-европейски.

            -- А я по-азиатски опоздала... И какой же вы нарядный во фраке, Василий Васильевич! -- прибавила молодая женщина, оглядывая Невзгодина.

            -- И какая же вы интересная в своем черном платье, Маргарита Васильевна! -- тем же тоном отвечал Невзгодин.

            -- Будто? -- кокетливо уронила Маргарита Васильевна, оживляясь и видом нарядной толпы, и комплиментом Невзгодина.

            -- Уверяю вас, что говорю без малейшего пристрастия! -- подчеркнул он.

            -- Здесь все в светлых нарядах, а я -- монашкой.

            -- И все-таки вы одеты лучше всех.

            -- А Аносова?

            -- Великолепная вдова? Я ее не видал. Она разве будет? Что, в сущности, ей Гекуба и она Гекубе? А впрочем, московские дамы от скуки ездят не только на юбилеи, но даже и на заседания юридического общества... Так Аносова будет?

            -- Непременно. По крайней мере утром говорила, что будет.

            -- Вы разве с ней знакомы?

            -- Сегодня познакомилась. Была у нее по делу. Очень она мне понравилась.

            Они на минуту остановились. Заречная поздоровалась и обменялась несколькими словами с какой-то дамой.

            -- И вы, Василий Васильевич, кажется, знакомы с Аносовой? -- продолжала Маргарита Васильевна, когда они двинулись далее.

            -- Как же, сподобился нынешним летом в Бретани. Так вам великолепная Аглая Петровна даже очень понравилась? Верно, удивила чем-нибудь по благотворительной части?

            -- Именно... удивила. Обещала пятьдесят тысяч на одно дело, о котором мы с вами еще будем беседовать. А вам разве Аносова не нравится? -- спросила Заречная, останавливая пытливый взгляд на Невзгодине.

            Он нисколько не смутился от этого взгляда и спокойно ответил:

            -- Нравится, как хороший экземпляр роскошной женской красоты.

            -- И только? -- с живостью кинула Маргарита Васильевна.

            -- Ну и неглупая, характерная женщина, изучавшая даже Шелли... А вообще не моего романа.

            -- Не вашего? -- весело промолвила Заречная, внезапно обрадованная эгоистически-радостным чувством женщины, прежний поклонник которой не сотворил себе нового кумира.

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту