Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

2

ее уста. И она не противилась, и сама отдавалась этой ласке.

            При этом воспоминании молодую женщину охватило чувство стыда, негодования и злобы против мужа, и она продолжала с еще большею беспощадностью развенчивать его. Он был в ее глазах грубый, чувственный человек, не способный тонко чувствовать. Он не убежденный человек, каким высокомерно себя считает, а такой же фразер, как и многие другие. Для него, в сущности, дорого только свое "я" и собственное благополучие. Он -- тщеславный, лживый и самолюбивый эгоист, умеющий прикрываться блеском фразы.

            Николай Сергеевич окончил свой завтрак, посмотрел на часы и потом на жену. Взоры их встретились. В его глазах, добродушных и веселых, светилась такая преданная любовь, такая нежность, что Маргарита Васильевна была обезоружена, и взгляд ее невольно смягчился.

            А Николай Сергеевич между тем не без горячности воскликнул, удовлетворенно отодвигая от себя пустую тарелку:

            -- А у нас черт знает что творится, Рита. Вчера мы долго об этом говорили за ужином...

            -- Вы только и делаете, что говорите да ужинаете! -- промолвила она с нескрываемой насмешкой. -- В этом, кажется, и проявляется вся ваша смелость.

            Заречный удивленно посмотрел на жену. Таких речей он никогда не слыхал от нее.

            И, оскорбленный в своем самолюбии, проговорил не без иронической нотки в голосе:

            -- А что же ты нам прикажешь делать, Рита?

            -- Разве вы сами, жрецы науки, не додумались? -- так же иронически переспросила молодая женщина.

            -- Я не понимаю, что ты хочешь сказать.

            -- Я хочу сказать, что недостойно взрослых людей болтать за ужинами, повторяя одни и те же жалостные слова.

            -- Ты, Рита, не думаешь, что говоришь!.. -- воскликнул он порывисто. -- Разве я сделал что-нибудь такое, за что можно краснеть? Разве я принимаю какое-нибудь участие в том, что у нас творится?..

            -- Этого только недоставало, чтоб ты принимал участие!.. Тогда... тогда...

            Она на секунду запнулась.

            -- Что тогда?..

            -- Я давно бы оставила тебя.

            -- Без всякого сожаления? -- спросил профессор.

            -- Без малейшего! -- проронила молодая женщина.

         

      ***

           

            Он ушел, взволнованный и огорченный.

            Прошла легкой, грациозной походкой и Маргарита Васильевна в свой кабинет, чистенький, со светлыми обоями и камельком, в котором слегка шипели угли.

            Небольшой письменный стол в углу, два большие шкапа с книгами, хорошая литография мурильевской мадонны, несколько портретов любимых писателей, иностранных и русских, цветы на окнах с белоснежными занавесками, маленькая оттоманка, два кресла, этажерка с букетиком искусственных парижских цветов -- все это имело уютный вид гнездышка, свитого женской умелой рукой, и в то же время свидетельствовало о серьезных занятиях хозяйки.

            Она присела на оттоманку и задумалась, вспоминая только что бывшее объяснение. Она не отказывалась от своего мнения о муже, но она почувствовала жалость к нему и сознавала себя виноватой перед ним.

            Зачем она вышла за него замуж? Зачем?

            И он так безумно любит ее, а она теперь едва его выносит. Не потому ли она так беспощадна к нему, что не любит мужа и никого еще не любила?

            А может быть, он и искренне убежден в том, что оставаться среди нечестивых -- подвиг, а не трусость? Он так горячо говорил.

            -- Нет... Это ложь, ложь! -- прошептала она.

            Как же ей поступить? Оставить его, и чем скорее, тем лучше?

            Она испугалась пришедшей вслед за тем мысли.

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту