Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

6

рассказал о своем столкновении с боцманом рулевому Чижову. Он был аккуратный, исправный и обходительный человек. Себя он не "оказывал", как говорил Митюшин, так как Чижов больше отмалчивался при щекотливых словах Отчаянного на баке или уходил. Но, казалось, понимал его и как-то с глазу на глаз одобрил его слова насчет "закона", хотя и умел в то же время ладить с боцманом Ждановым.

            Рассказ Митюшина не вызвал сочувствия в Чижове.

            Он покачал белобрысой головой, словно бы сокрушенно, и, оглянувшись вокруг лукавыми раскосыми глазами, тихо проговорил:

            -- Твое дело дрянь, Митюшин... Крышка!

            -- Будто? -- недоверчиво спросил Митюшин.

            -- Очень даже просто. Напрасно ты оконфузил боцмана. И безо всякого права. Ведь с тобой он обращался по-благородному?

            -- Положим...

            -- В физиономию не заезжал? Боцманских слов не загибал?

            -- Смел бы?

            -- Он только почтения требовал... Так чего было с им хорохориться?.. И довел до злобы... Зачем ты связался с боцманом и отчекрыжил, какой он такой... По какому твоему форцу? Зачем беду накликал? -- сентенциозно, не одобряя поступка Митюшина, прибавил Чижов.

            -- Зачем? -- переспросил Отчаянный.

            В его насмешливом голосе звучала грустная нотка разочарования в человеке, на которого надеялся.

            -- То-то зря... Форц хотел показать боцману.... себя потешить? Ну и потешился, а какой прок? Боцмана не обанкрутил, а себя зря обвиноватил. Небось, боцман с рассудком... Он во всей форме "обуродует" тебя по начальству... Ответь-ка насчет бунта!.. Вроде быдто бунт и окажет...

            -- И отвечу! -- возбужденно промолвил Отчаянный.

            -- Ответишь? Отдадут тебя под суд и в штрафные -- это как бог!

            -- Пусть! -- раздраженно, возмущаясь Чижовым, ответил Митюшин.

            -- Пусть не пусть, а из-за фанаберии отдуешься... Насчет закона горячиться... Права, мол, имеешь? Тебе покажут права... И тебя же люди дураком назовут... Не суйся, мол, в чужую глотку... Мог бы за башковатость и старание в унтерцеры выйти... Ладил бы с начальством и жил бы по-хорошему, с опаской. А теперь за твое мечтание -- крышка... Старший офицер строгий, не простит, -- потому неповиновение. За это не прощают, не думай. И как пойдет опрос, дознаются, что ты насчет закона да про всякое начальство баламутил из-за своего языка... Не стеснялся своего звания... Вовсе, как дурак, втемяшился... А жил бы да жил, Митюшин, как прочие люди, если бы боцмана не оконфузил...

            Отчаянный молчал, словно бы не находил слов, и, казалось, был подавлен.

            И Чижов, подумавший, что Отчаянный струсил, прибавил:

            -- Одна есть загвоздка. Избавился бы от беды...

            -- Какая?

            --

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту