Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

33

Саша дал нам десять тысяч, то мы никогда бы больше не беспокоили его, спокойно прожили бы старость и молили бы за него господа бога...

            -- Ну, тетя-уксус не очень-то любит бога, -- засмеялся Пинегин, -- и всегда лазаря поет... Верно, дядя кой-что и припас на черный день?..

            -- Очень может быть. Они -- аккуратные люди... А все дал бы что-нибудь, а то тетя-уксус... сам знаешь, какая дама, -- усмехнулся полковник...

            -- Передайте дяде, что я дам ему три тысячи. Черт с ним!

            -- И за глаза довольно. С какой стати больше давать? -- одобрил полковник. -- Матери, сестрам, я понимаю... И в каком же восторге твоя мать, Саша!.. Вот уж истинно сын наградил мать по-царски!.. Шутка ли: пятьдесят тысяч, да еще за границу посылает! Теперь Олимпиада как сыр в масле катайся... И Катенька в восторге... все тебя благословляют и твою милую Раису Николаевну... А сколько думаешь братьям давать? Много не давай, Саша, все равно в рестораны снесут... Шампанское да лихачи... И то Володя уж без денег... Пятьсот, что ты дал, уж ухнул... Рублей по пятидесяти в месяц если будешь им давать, то за глаза...

            Полковник просидел с четверть часа и, пока племянник одевался, рассказал несколько сплетен. Жорж собирается "обломать ноги" Володе за то, что он уж слишком нахально ухаживает за Манечкой. "Недавно она с Володей на тройке ездила. Ловко! А Антонина вчера приехала к Вавочке и закатила ей сцену!"

            -- При мне дело было. Знатно, брат, поругались! -- прибавил полковник с нескрываемым удовольствием.

            -- За что? -- полюбопытствовал Пинегин.

            -- А все из-за благоверного. Он ведь, знаешь, охотник поферлакурить... Словно петух за дамами бегает. "Го-го!" да "го-го!" Ну, и разлетелся третьего дня к Вавочке; конфект три фунта, букет цветов и билет в оперу привез... "Не откажите, говорит, принять, обворожительная Вавочка!" А сам, знаешь ли, шельма, по-родственному ей ручки целует и все норовит повыше пульсика, петух-то наш... Хе-хе-хе! А Антонина узнала как-то (тут полковник умолчал, что он же сообщил ей об этом по секрету) и на следующий день к Вавочке... А я у нее кофе пил... Ну, сперва шпильки, знаешь ли, шпильки, -- Антонина на это мастерица, -- а потом так и бухнула: "Ты, говорит, кокетка и напрасно святошей представляешься, чужих мужей завлекаешь!" Вавочка, разумеется, в слезы. А Антонина забрала ходу и пошла, и пошла... "Напрасно, говорит, ты воображаешь, что можешь прельстить и что Никс в тебя влюблен. Ты, говорит, жирная перепелка и больше ничего!" Тут уж и Вавочка не выдержала. Слезы вытерла и давай тетку отчитывать с Никсом вместе. "Я, говорит, вашего престарелого супруга не завлекаю и завлекать не желаю... Вовсе и не интересен он для меня со своим большим животом... У меня мой Гога есть, покрасивее вашего влюбчивого муженька... Я, говорит, пусть и перепелка, но зато не подкрашенная общипанная пава, как вы..." И все в этом роде... Та-та-та, та-та-та... Потеха! Так и расплевались! -- заключил весело полковник и простился с племянником.

            Выйдя в прихожую, он строго приказал Анюте всем говорить, что барина дома нет... Однако вскоре после ухода полковника стали являться посетители, и Аннушка докладывала, и Пинегин принимал,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту