Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

26

            -- И разлюбишь меня.

            -- Я? Тебя разлюбить! Никогда! -- воскликнула горячо Раиса. -- И ты не совсем знаешь меня: я из тех натур, которые любят раз в жизни, но уж зато навсегда! -- прибавила она с какой-то торжественной серьезностью... -- Но к чему ты все это говоришь! Разве я не знаю, какой ты хороший? Разве ты способен когда-нибудь обмануть?

            Пришлось замолчать. Для нее, влюбленной, этот красивый, кудрявый Пинегин был лучшим человеком в подлунной...

            Разговор перешел на другие предметы. Они говорили о будущей жизни, о планах, о том, как они поедут после свадьбы за границу и устроятся потом в Петербурге. Рассказывая о будущих планах, Пинегин, между прочим, заметил, что "богатство обязывает..."

            -- И стесняет, не правда ли?

            -- Если не уметь им пользоваться... Раздать все не трудно, но что в том толку? Всякие миллионы -- капля в море и серьезно всем не помогут. Надо, следовательно, помочь хоть немногим, но зато существенно...

            Пинегин развивал в этом направлении свои взгляды и говорил на этот раз не только красноречиво, но и искренно, и когда кончил, то спросил:

            -- Разве ты со мной не согласна, Раиса?

            Напрасный вопрос! Она на все была согласна и ответила:

            -- Ты лучше меня знаешь, как надо поступить. К чему ты спрашиваешь?

            Пинегин облегченно вздохнул.

            -- А твоя мать и сестры были за границей? -- спросила Раиса.

            -- Нет.

            -- Так ты их, Саша, отправь. И вообще... я надеюсь, ты не будешь стесняться... Все, что у меня есть, твое. Не правда ли?.. И ты поможешь своим и кому только захочешь... Помнишь, ты говорил, сколько бедной молодежи... У нас ведь денег много, слишком даже много... Не жалей их... Теперь же возьми сколько нужно... Я тебе дам чековую книжку... Прошу тебя...

            -- Экая ты добрая, Раиса... Спасибо тебе... В самом деле, матери надо отдохнуть...

            -- Смешной ты, Саша, -- благодаришь. Ведь это обидно. Разве может быть иначе? И, знаешь, я все собиралась тебя просить и боялась... Эти денежные дела всегда неприятны.

            -- О чем просить?

            -- Чтобы ты поскорей взял на себя управление делами. И тетя об этом говорила. Добрая старушка всем заведует и всего боится. А ты -- мужчина. Она говорит, что надо тебе доверенность. Так уж ты сделай все это и распоряжайся всем как знаешь...

            -- После, после, еще успеем! -- отвечал Пинегин, невольно чувствуя смущение.

            Карета остановилась у подъезда. Пинегин вышел проводить невесту.

            -- Зайдешь? -- спросила Раиса.

            -- Прости, голова болит... Этот обед...

            -- Ну так выспись хорошенько, Саша.

            Они поднялись во второй этаж.

            -- До завтра? -- спросила Раиса, останавливаясь у дверей и протягивая Пинегину руку.

            -- До завтра.

            -- Любишь меня, дурнушку? -- шепнула Раиса.

            -- А ты сомневаешься?

            -- Нет, нет, -- радостно проговорила девушка. -- Разве ты мог бы обманывать? Господь с тобой!

            Пинегин крепко поцеловал невесту и спустился вниз. Швейцар подобострастно распахнул двери и крикнул:

            -- Подавай!

            Пинегин вскочил в карету и велел отвезти его домой.

            -- Шишгола... а поди ты теперь! --

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту