Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

25

он привлек к себе молодую девушку и стал целовать ее лицо. Вся трепещущая, прижимаясь к Пинегину, Раиса отвечала горячими, страстными поцелуями.

            -- Милый!..

            И, порывисто охватив его голову, она крепко прижала ее к своей груди.

            -- Милый... желанный... Если б ты только знал, как я тебя люблю! -- шептала она страстным шепотом, и слезы катились из ее глаз.

            Хорошо, что молодая девушка не видала в эту минуту лица Пинегина, а то сердце ее забило бы тревогу, -- до того физиономия его мало походила на счастливое лицо жениха. Он, правда, добросовестно осыпал поцелуями невесту, но эти поцелуи не возбуждали в нем страсти, не зажигали огня в крови. Он даже морщился, целуя некрасивую девушку, и, найдя, что поцелуев довольно, скоро выпустил ее из своих объятий.

            -- Так тебе понравились мои родственники? -- спросил он минуту спустя, отодвигаясь от Раисы.

            -- Понравились... Они, верно, добрые.

            -- Всякие есть между ними, -- неопределенно заметил Пинегин.

            -- Твоя мать -- прелесть, сестры -- милые, -- восторженно говорила Раиса.

            -- А братья?

            -- И братья славные.

            -- У тебя, кажется, все люди -- славные, -- смеясь сказал Пинегин.

            -- А разве твои братья не хорошие? -- испуганно спросила молодая девушка.

            -- Самые обыкновенные экземпляры человеческого рода, да я не про них. Я -- вообще. Ты обо всех людях судишь по себе. Золотое у тебя сердце, Раиса! -- горячо прибавил Пинегин и подумал: "И совсем ты проста!"

            -- Какое же тогда оно у тебя? -- переспросила Раиса.

            -- Далеко не такое хорошее, -- усмехнулся Пинегин.

            -- Не клевещи на себя, Саша! -- горячо воскликнула девушка. -- Разве я не вижу, какой ты мягкий и добрый?.. Разве я не читала твоих произведений? Разве я не понимаю твоей правдивости? А вся твоя прошлая жизнь? Твое страдание за правду?

            И про это "страдание за правду", в действительности мало похожее на серьезное страдание, рассказывал девушке Пинегин, представляя злоключения свои в значительно преувеличенном виде, чтобы показаться в глазах Раисы страдальцем. И молодая девушка, совсем мало знавшая людей, конечно всему верила.

            Надо сказать правду: Пинегин не испытывал приятных чувств от этих восторженных похвал невесты. В самом деле, не особенно весело слушать дифирамбы человека, которого вы собираетесь зарезать. К тому же теперь, когда эта девушка была совсем в его власти, следовало несколько отрезвить ее и от восторгов к нему и от многих странных идей.

            Не для того же женится он, чтобы в самом деле раздать богатство и жить в шалаше с немилой женой. А она как будто на что-то подобное надеялась.

            -- Ты, Раиса, заблуждаешься насчет меня, -- начал серьезно Пинегин.

            Вместо ответа молодая девушка весело усмехнулась.

            -- Право, заблуждаешься, и это меня тревожит.

            -- Тревожит? -- с испугом спросила она.

            -- Да, ты по своей доброте считаешь меня гораздо лучшим, чем я есть.

            -- Положим даже, что это так. В чем же тут тревога?

            -- За твое разочарование. Ты убедишься, что я не такое совершенство, каким создали твое воображение и твоя любовь, и...

            -- Что? -- перебила Раиса.

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту