Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

11

подтолкнув друг друга локтями. Полковник саркастически улыбался. Олимпиада Васильевна недоверчиво смотрела на сына, не зная -- верить ему или нет. Он ведь любит иногда потешаться над родными. У него есть эта злая привычка. Да, наконец, какая богатая девушка пойдет за такого голыша, за человека без какого-нибудь определенного положения. Это что-то невероятное!

            Пинегин между тем продолжал, и голос его слегка вздрагивал от нервного возбуждения:

            -- Очень милая и образованная девушка... Надеюсь, вам понравится... Дочь покойного золотопромышленника Коновалова...

            Все встрепенулись при слове "золотопромышленника". Казалось, Саша не шутил.

            -- Коновалова?! -- воскликнул в каком-то сладостном восторге полковник. -- Эта та, у которой, говорят, несколько миллионов, прииски и громадный дом на Караванной?

            -- Она самая, дядюшка, -- ответил Пинегин.

            -- И... ты... Саша, женишься... Ты не шутишь?.. -- задыхаясь от волнения, спрашивала Олимпиада Васильевна.

            -- Какие, мамаша, шутки. Завтра я привезу к вам свою невесту.

            -- И она... в самом деле... так богата?

            -- Богата: два миллиона, прииски и дом.

            Миллионы и прииски произвели ошеломляющее впечатление. Все впились в Пинегина, глядя на него, как на сказочного принца, в безмолвном очаровании, проникнутые почтительным уважением. Этот Саша, отщепенец Саша, вдруг стал в глазах всех совсем другим человеком, словно свершившим необыкновенный подвиг и осененный лучезарным ореолом. У офицера Володи уже бродила мысль занять у брата крупный куш. "Вероятно, он не откажет на радостях!" И вместе с почтением он чувствовал невольную зависть.

            Олимпиада Васильевна в умилении заплакала. Чувствуя прилив материнской нежности к сыну, она проговорила прерывистым голосом:

            -- Саша... Александр... Поздравляю тебя... Будь счастлив... Постой, тебе сейчас зажарят другую котлетку... Володя, достань вино... Там есть бутылка мадеры.

            Пинегин подошел к матери. Растроганная, счастливая, она обняла его и благословила.

            -- Женя!.. Да скажи, чтоб Саше котлетку скорей...

            -- Да не надо, мамаша...

            Розлили вино. Все чокались с Пинегиным, поздравляли и целовались. Полковник глядел с таким победоносным видом, точно сам он женился на миллионах, и восторженно повторял:

            -- Я ведь всегда говорил... всегда говорил, что Саша умница. Голова!

            -- А хорошенькая твоя невеста, Саша? -- спрашивала Женечка.

            -- А вот увидишь... Предупреждаю: она далеко не красавица...

            -- Да разве красота все? -- горячо подхватила Олимпиада Васильевна. -- Ты лучше спроси: какого характера?

            -- Тихая, славная девушка, мамаша.

            -- Вот это-то главное!

            -- Я думаю, роскошно одевается? -- опять спросила Женечка.

            -- Напротив, очень скромно...

            -- Должно быть, прелестная девушка! -- с пафосом воскликнула Олимпиада Васильевна.

            -- Да разве Саша женился бы на дурной! -- вставил полковник.

            Несколько времени шли расспросы. Олимпиада Васильевна очень ловко выспросила обо всем и отлично сообразила, что сын женится не по любви и что будущая жена не хороша собой. Она в душе вполне одобряла Сашу и искренно

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту