Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

10

какое, что он не пошел на службу...

            -- То-то и я подумал... Но ежели дело, к чему разглядывать брильянты?

            -- Покупать собирается... Женечке подарить, -- иронически усмехнулся брат.

            -- Он брильянтов не признает, -- насмешливо заметила Женечка.

            В это время из прихожей раздался звонок, и через минуту в столовую вошел Саша Пинегин.

            -- Вот легок на помине. Только что о тебе говорили, мой друг! -- поспешил сказать самым любезным тоном полковник.

            Все притихли. Приход "отщепенца" встречен был сдержанно и молчаливо.

         

      V

           

            Пинегин поцеловал у матери руку, пожал руку дяде, брату, сестре и присел к столу.

            -- Завтракать будешь? -- без особенной приветливости спросила Олимпиада Васильевна, бросая тревожный взгляд на несколько возбужденное лицо сына.

            "Наверно, опять бросил место?" -- подумала она.

            -- Пожалуй, что-нибудь съем...

            -- Сейчас разогреют котлетку, а то холодная.

            Дуня, принесшая прибор, хотела было унести блюдо, но Пинегин остановил ее.

            -- Не стоит... Так съем...

            -- Напрасно, Саша, горяченькая вкуснее, -- заговорил своим мягким, ласковым голосом полковник и, подвигая к нему графин с водкой, прибавил: -- Чудная, братец, осетринка для закуски.

            -- Он не пьет водки, -- сказал Володя, заметно притихший при брате.

            -- Не пьет?.. И без водки осетринка прелесть. И мастерица же ты, сестра!

            Пинегин молча ел. Олимпиада Васильевна терзалась желанием скорей разрешить беспокоившее ее недоумение: отчего Саша не на службе и зачем он зашел? И она дипломатически спросила:

            -- Давно ты, Саша, у нас не был. Уж и записку хотела писать: здоров ли?

            -- Здоров, мамаша... Занят был это время...

            -- По службе?

            -- И по службе и так... дела были.

            -- То-то сегодня ты не на службе. Видно, заработался и отдохнуть денек собрался... Это ты умно придумал... Служба-то у вас тяжелая, а платят гроши... Везде протекция да протекция! -- вздохнула Олимпиада Васильевна.

            -- Такому умнице, как Саша, давно бы тысяч пять получать, если бы у нас места по заслугам давали! -- воскликнул не без пафоса полковник.

            -- Спасибо за комплимент, дядюшка, и за пять тысяч! -- иронически промолвил Пинегин и, обращаясь к матери, прибавил. -- Я больше, мамаша, совсем не пойду на службу... Довольно с меня!

            -- Бросаешь? -- испуганно спросила Олимпиада Васильевна.

            -- Да, бросаю.

            -- Саша, верно, лучшее место получил. С его умом не сидеть же ему на пятидесяти рублях, кандидату естественных наук, -- проговорил полковник с едва слышной иронической ноткой в своем вкрадчивом, тонком голоске.

            -- И лучшего места не получил, даже и с моим умом, дядюшка.

            Все неодобрительно взглянули на этого "отщепенца", который бросает место и еще иронизирует.

            -- Думаешь одной литературой пробавляться? -- насмешливо спросил Володя.

            Пинегин только повел равнодушно-презрительным взглядом на брата, не удостоив его ответом, и сказал обращаясь к матери:

            -- Вы не волнуйтесь, мамаша... Теперь мне места не надо... Я женюсь, и на богатой девушке...

            Брат и сестра иронически хихикнули,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту