Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

9

            -- Было дело под Полтавой, дядюшка! -- весело смеясь, отвечал Володя.

            Дядя поцеловался с молодыми людьми, после чего они подошли к матери и поцеловали ее руку.

            Мать с видимым восторгом любовалась своими птенцами.

            -- Про какую это вы шубку говорили, дядя? -- спросила Женечка.

            -- Вообрази себе, Женечка, -- сказала Олимпиада Васильевна. -- Тетя Тоня сделала Леночке новую ротонду... Денег нет, а они ротонду...

            -- В семьсот рублей, Женечка, -- досказал полковник.

            -- Ловко! -- откликнулся Володя.

            В Женечкиных глазах блеснул завистливый огонек, и она заметила:

            -- Тетя так любит Леночку... Недавно вот новое бальное платье ей сшила... И прелестная, дядя, я думаю, ротонда?..

            -- Разумеется. И деньги прелестные...

            Олимпиада Васильевна бросила недовольный взгляд на полковника, что он своим разговором об этой "дурацкой ротонде" только смущает Женечку, и заметила:

            -- Это разве любовь настоящая!.. Просто пыль в глаза хотят бросить... Антонина воображает, что эти шубы да бальные платья помогут скорей найти Леночке жениха...

            -- А о женихах что-то не слышно! -- вставил полковник.

            -- Еще бы... Леночка хоть и милая, а -- сапог! -- засмеялся Володя... -- А кто на сапоге без хорошего приданого женится, а?

            Олимпиада Васильевна бросила многозначительный взгляд на сына. "Дескать, не говори при дяде!" И то она уж пожалела, что сама дала волю языку из-за этой шубы. Братец ведь все передаст Антонине.

            И Олимпиада Васильевна поспешила заметить сыну:

            -- Володя! Какие выражения! И ты неправду говоришь. Леночка хоть и не красавица, а прехорошенькая. Очень миленькая, особенно глаза у нее прелестные. Ведь правда, братец?..

            Горничная вошла и доложила, что подан завтрак. Олимпиада Васильевна с обычным своим радушием пригласила братца позавтракать чем бог послал.

            -- Посидеть с вами -- посижу, а есть не стану... Боюсь, сестра... У тебя всегда все так вкусно, а у меня, сама знаешь, катар...

            -- Отличное средство есть против катара, дядюшка! -- проговорил Володя.

            -- Какое, мой друг?

            -- Три рюмки перцовки перед каждой едой, вернейшее средство! -- рассмеялся Володя.

            -- Шутник ты...

            -- Нет, в самом деле попробуйте... Мамаша, а разве водки не полагается сегодня?..

            Олимпиада Васильевна достала из буфета графинчик, бросив меланхолический взгляд на Володю.

            Завтрак был вкусен и обилен, и полковник, несмотря на катар, отведал и маринованной осетринки и телячьей котлетки, не переставая рассказывать о том, как он сегодня утром был на Сенной и приценивался к провизии, как потом встретил богатые похороны и узнал, что хоронили купца Отрепьева, оставившего пятьсот тысяч, как потом прошел на Большую Морскую...

            -- И знаешь, сестра, кого я встретил?

            -- Кого, братец?..

            -- Твоего Сашу... Стоит у витрины и брильянты рассматривает... -- Что, он разве больше не служит?..

            Олимпиада Васильевна встревожилась.

            -- Он, может быть, на службу шел...

            -- Едва ли... Служба его совсем в противоположном конце. Да и двенадцатый час был.

            -- Странно... разве дело

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту