Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

10

не очень покарали...

            -- Сойкин и так собирается бросить службу... хочет в художники.

            -- Тем лучше для него... Успокойте беднягу...

            -- Слушаю-с, Владимир Алексеич.

            -- И с Байдаровым переговорите... Может, ваше миротворство на этот раз и вывезет...

            Старший офицер ушел от капитана и зашел в каюту к старшему штурману.

            Тот только что заснул полчасика после обеда и потягивал портер.

            -- История, Афанасий Петрович! -- вздохнул старший офицер.

            -- Все плавание нам испортил этот брандахлыст... Аристократ!.. Верите, и у меня чесалась рука, чтобы запалить ему в морду... Портерку?

            -- Ну его... Вы, Афанасий Петрович, портер, а тут...

            -- Что тут?.. Получи в морду и иди с корвета... Все перекрестятся!

            -- Он-то уйдет... Не уйдет, так капитан спишет... А как бы нам Степана Ильича под суд не подвести... Байдаров на дуэль вызовет...

            -- А он не иди... Дуэль... Моряки и без того каждый день рискуют, можно сказать, жизнью и не боятся смерти, когда нужно, а... тут иди под пулю?.. Мы, Петр Васильич, будем убеждать Сойкина... Уговорим...

            Петр Васильевич рассказал, что придумал капитан, и штурман воскликнул:

            -- И того умней! Брандахлыста на берег, а Сойкина продержать под арестом... Уйдем из Батавии, и делу конец.

            -- А все-таки... вы понимаете... какая история...

            -- Ну что ж?.. История... Не вернешь ее... Извините, Петр Васильич, что я скажу?

            -- Говорите, Афанасий Петрович...

            -- Очень уж вы того... добры сверх положения. По-евангельски не всегда можно-с... Блаженны миротворцы, положим, Петр Васильич... Но только -- извините -- побольше бы давали "ассаже" хлыщу Байдарову, он бы...

            Петр Васильевич покраснел до волос. Смешался вдруг и старый штурман.

            Оба знали, что красавец Байдаров был одно время любимцем Лидии Викторовны.

            -- Что ж, обрывай я его, он подумал бы, что я из личности! -- проговорил старший офицер. -- Эх, скорей бы в Батавию, Афанасий Петрович!

            -- Все слава богу. -- И Афанасий Петрович, суеверный, как все штурмана, сплюнул. -- Ветер молодчага... Если так пойдет... разведем пары у экватора и... через пять суток и в Батавии... И письмо от Лидии Викторовны получите... И я от своей команды... Стаканчик, Петр Васильич?

            -- Разве... Выпью и пойду по дипломатической части!

            Штурман с каким-то особенным удовольствием налил стакан портеру Петру Васильевичу.

            Тот выпил и сказал:

            -- И как это люди, вроде Байдарова, не могут в мире жить... Мало ли что бывает, а не поднимай историй... Не обижай людей... Не понимаю этого, Афанасий Петрович.

            -- То-то оттого и с правилами... Дай бог удачи...

         

      VII

           

            Когда Петр Васильевич вошел в маленькую каюту, у двери которой стоял часовой с ружьем, Сойкин сидел на койке и набрасывал какой-то рисунок.

            -- Ну вот и я к вам, батенька, посланником от капитана... Эка карандаш...

            -- Вы меня извините, Петр Васильевич...

            -- Эх, вы... Еще извиняетесь... Может быть, мне извиниться, что допустил... Ну... милый человек... А так ли не так ли, а вы извинитесь...

            Сойкин переменился в лице.

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту