Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

5

осторожного до боязливости человека, не уверенного ни в себе, ни в тех судах, которыми командовал, пока благополучно "выплавывал" ценз.

            Командовал "Грозящим" он только два месяца и, разумеется, не знавший его качеств (раньше он управлял броненосцами другого типа), был доволен стоянкой в Транзунде и, не без страха ответственности за свой семимиллионный броненосец, думал о переходах по Финскому заливу. Того и гляди... беда!

            -- Как фамилия этого комендора, Виктор Иваныч? -- спросил Адмирал, указывая коротким белым и пухлым пальцем на Отчаянного, распоряжавшегося у орудия.

            -- Митюшин, ваше превосходительство!

            -- Бравый комендор... Любуюсь им, Виктор Иваныч!

            -- Усердный матрос, ваше превосходительство... Не правда ли, Иван Петрович?..

            Старший офицер, длинноногий и худой капитан второго ранга, лет за тридцать, в очках, с академическим значком на груди поношенного сюртука, озабоченный, раздражительный и несколько ошалевший, точно человек, что-то позабывший, и своей фигурой, и удлиненной формой лица с длинным носом, и круто срезанным лбом напоминал собою болотную птицу.

            Он порывисто подтвердил аттестацию капитана и, обращаясь к адмиралу, прибавил:

            -- Умный и способный матрос, ваше превосходительство!

            -- А поведения?

            -- Благонадежного, ваше превосходительство.

            -- Значит, не "закатывает"? -- добродушно спросил адмирал и рассмеялся тихим мелким смехом.

            -- Трезвый...

            -- Так сделали бы его унтер-офицером! -- в форме совета промолвил адмирал.

            -- Он уже на виду к производству... И боцман бы вышел хороший, ваше превосходительство.

            -- То-то я сразу заметил матроса... И лицо открытое... -- промолвил адмирал.

            Когда артиллерийское учение было окончено, старший офицер подошел к Митюшину и сказал:

            -- Молодцом, Митюшин! И адмирал тебя заметил.

            -- Слушаю, вашескобродие! -- вымолвил матрос вместо обычного ответа -- "рады стараться".

            -- Старайся, Унтер-офицером будешь!

            По-видимому, это обещание не обрадовало Отчаянного. Он промолчал, и когда старший офицер пошел далее, выступая длинными шагами и поворачивая по сторонам голову, Митюшин усмехнулся и мысленно произнес:

            "Нашел "цапель" унтерцера! Какова еще будет разделка за боцмана! Верно, вечером, когда боцман пойдет к старшему офицеру за приказаниями, оплетет он матроса и тогда "цапель" потребует", -- подумал Митюшин.

            Но пришел вечер, матросы отужинали, а Митюшина старший офицер не требовал.

         

      V

           

            Неизвестность тревожила Митюшина. Ему хотелось с кем-нибудь поделиться сомнениями и услышать слово одобрения.

            И он в тот же вечер

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту