Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

5

скрывал от нее, что знает, никогда не упрекнул ее и, тая про себя обиду и ревнивую жгучую боль, был по-прежнему ласков с ней и только через год после свадьбы переселился в кабинет и оставался только другом и пестуном своей жены.

            Любящее сердце подсказало Петру Васильевичу только один исход из своего положения. Не станет же он поднимать "историю", да еще в своем домашнем очаге, не оскорбит он женщины и не сделает ее более несчастной и опозоренной, если, оставленная, она пустится во все тяжкие.

            И Петр Васильевич, казалось, привык к положению мужа с обязанностями, но без прав, и не понимал даже своего героизма любви и самоотвержения.

            "Чего ссориться нам? Разве она виновата, что год любила, а потом разлюбила? Если скрывает от меня, значит, ей так нужно... Смею ли я выматывать ее признания? Ведь это жестокость!"

            Так нередко раздумывал Петр Васильевич и, разумеется, находил в своем любящем сердце оправдание обидевшей его женщине.

            И она с каким-то беззаботным легкомыслием вела прежнюю жизнь и, словно бы в благодарность, что он не ревнив и такой примерный нетребовательный муж, стала с ним мягка, любезна и, казалось, стала понимать, какое золотое у него сердце.

            Как ни тяжело было оставлять жену на три года, Петр Васильевич, разумеется, не отказался от назначения старшим офицером на "Отважный" и порадовал молодую женщину хорошим содержанием в плавании, большую часть которого будет оставлять жене.

            При разлуке он только просил писать ему и беречься...

            -- Не лучше ли переехать на юг, к твоим? -- осторожно прибавил он, полный тревоги, что молодая женщина, живя одна в Кронштадте, навлечет на себя еще большие сплетни.

            -- Ты хочешь? -- спросила Лидия Викторовна.

            -- Тебе было бы лучше! -- смущенно промолвил Петр Васильевич.

            -- То есть чем лучше?

            -- Ты была бы с близкими... И лучший климат...

            Молодая женщина пытливо взглянула на Петра Васильевича. И ей стало жалко при виде соломенного мужа, его смущенного, словно виноватого лица, и ей самой сделалось вдруг стыдно. Покраснела и она.

            И вдруг порывисто сказала:

            -- Ты не верь слухам, которые про меня распускают... Не верь. Я, право, лучше, чем говорят обо мне.

            И слезы навернулись на красивых черных глазах Лидии Викторовны. И голос ее звучал тоской, когда она прошептала:

            -- Добрый... хороший ты...

            Петр Васильевич едва сдерживал слезы и припал к маленькой руке с красивыми кольцами на мизинце.

            В каюте Петра Васильевича оба молчали несколько мгновений.

            И наконец Лидия Викторовна чуть слышно спросила:

            -- Ужели ты все еще меня любишь?.. Понимаешь: влюбленно любишь?

            -- Люблю!.. -- смущенно проронил муж.

            -- И такую?.. Ведь я виновата, виновата перед тобой...

            -- Ты не виновата, что не любишь меня. Ты права... Не говори ни слова!..

            Молодая женщина в порыве раскаяния крепко поцеловала мужа, заплакала и решительно проговорила:

            -- Я уеду к своим на юг... Через неделю же уеду!..

            В Бресте Петр Васильевич получил первое письмо от жены из деревни на юге. Она писала, что останется у своих до возвращения мужа, и просила его

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту