Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

22

И ни полслова. Только "жив ли?".

            "Что это за женщина?" -- думал Ракитин, украдкой любуясь ею. И серьезно сказал:

            -- Муж о моей телеграмме не знает... Он так волновался, так нетерпеливо ждал вас, что я решился известить вас о положении мужа.

            -- Благодарю за телеграмму. Я знала об его положении.

            И опять продолжала идти молча.

            -- Валерий Николаич просил предупредить вас, что он очень похудел. Он хотел подняться с постели, чтобы встретить вас, и не мог... И все-таки верит, что будет жить.

            Выражение чего-то мучительно скорбного залегло в глазах молодой женщины. Лицо ее стало строже и, казалось, непроницаемее.

            Неволина опять молчала. И только пошла скорее.

            Ракитин догадался не мучить женщину своими сообщениями.

            Он обиженно замолчал. И, стараясь скрыть одышку от скорой ходьбы, едва поспевал за молодой женщиной.

            "Не спешила к мужу из Петербурга, а теперь торопится!" -- думал Ракитин, недовольный, что программа его изучения интересной женщины с первого же начала не исполняется, "И знает ли эта барыня, что я писатель? Читала ли меня?" -- спрашивал себя Ракитин, раздраженный этой почти резкой сдержанностью молодой женщины с ним.

            -- Вот сюда, в сад, Елена Александровна! -- проговорил он довольно сдержанно.

            В саду было много пансионеров. Все знали, конечно, что приехала жена умирающего. И многие дамы взглянули на молодую женщину, еще более возмущенные ее красотой, изяществом и видом далеко не приниженной кающейся женщины.

            Пожилая толстая англичанка, бесцеремонно рассматривавшая Елену Александровну в лорнет, пришла в ужас. Худая девица из Гамбурга шепнула хорошенькой пасторше с недоумевающими глазами, что русская дама просто нахалка.

            -- Но все-таки, надо сказать, бог ее наградил красотой! Не правда ли, фру? -- проговорил пастор, обращаясь к жене.

            -- Я с тобою согласна, мой друг.

            -- Но тем не менее она не может быть хорошей. Так долго не ехать к мужу... Не так ли, фру?

            -- О, конечно! Как можно оставлять мужа, да еще больного.

            -- Ты хорошая женщина, фру. О, ты великолепная женщина, фру! И ты гораздо красивее этой дамы, фру! Я правду говорю!

            -- Ты слишком добр ко мне, Аксель!

            Французов русская дама обворожила. С загоревшимися глазами они жадно ее рассматривали и потом зашептали, что она сложена восхитительно и что такая женщина не может не иметь любовника.

            А молодой англичанин замер от восторженного удивления и, краснея, как пион, мог только протянуть:

            -- О-о-о!

            И в то же мгновение подумал, что должен быть представлен русской леди.

            После смерти ее мужа он объявит, что с первого мгновения, как увидал ее, решил ей предложить быть женой англичанина и лорда. Чек на двадцать тысяч фунтов немедленно после согласия и после брака такая же сумма по договору в ее распоряжении.

            Эта внезапная мысль овладела молодым красавцем англичанином. Он не спускал восторженных глаз с проходившей молодой женщины и дал себе слово добиться ее согласия, если не здесь, то в Петербурге, куда он немедленно поедет вслед за ней... И будет ждать хоть три-четыре года.

            Фабрикант из Бирмингама отдал банковые билеты проигранного пари и проговорил:

            -- Не правда ли, милорд, настоящая леди?

            -- Королева, сэр! -- строго ответил молодой англичанин.

            И прибавил:

            --

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту