Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

19

человек...

            Ракитин от удовольствия вспыхнул. Он как-то особенно победоносно затеребил бородку и с преувеличенной напускной скромностью проговорил:

            -- Увы! И стар, и толст, и уж никому не опасен! До свидания. И, пожалуйста, сиделку.

            -- Сию минуту! -- И хозяйка надавила кнопку. -- Видно, какой вы старый!.. Bonne chance!  -- значительно промолвила госпожа Шварц с веселой поощряющей улыбкой.

            И, сразу переходя в деловой тон и делаясь любезно-серьезной, прибавила:

            -- Вы знаете условия пансиона?

            -- Какие?

            -- Если не обедаете дома, плата за обед не исключается... Я обязана предупредить... Извините...

            -- Знаю! Знаю!

            И, приподняв шляпу, Ракитин ушел и сел на трамвай.

            Жена тайного советника, лет за тридцать, не оскорбляющая эстетических чувств Ракитина, элегантная брюнетка, приехавшая в Швейцарию с десятилетним мальчиком ради его слабой груди, уже порядочно соскучившаяся по Петербургу, обрадовалась приходу Ракитина.

            Она с интересом прослушала о проблематической барыне, не приезжающей к влюбленному умирающему мужу, пожалела мужа, возмутилась женой, но, впрочем, старалась найти смягчающие обстоятельства, сказав несколько прочувствованных слов о женах, которые выходят замуж, не подумав, без настоящей любви.

            Так как Ракитин знал, что и Наталья Ивановна Брике не подумала перед замужеством, так как господину Бриксу за шестьдесят, то Ракитин не без большого оживления и торопливо стал рассказывать о нелепых предрассудках брака и вообще о любви и смешил молодую женщину своей веселой, остроумной и дерзкой болтовней. Она смеялась недвусмысленным рассказам старого ухаживателя и знатока женщин, улыбалась его будто бы нечаянно срывавшимся комплиментам и, в свою очередь, не оставалась в долгу, рассказывая, как приятно болтать с таким умным, талантливым писателем.

            Они проболтали целый день. Обедали вместе в пансионе. Гуляли. И оба кокетничали друг с другом, довольные, что не скучали.

            Расставаясь, элегантная брюнетка с вкрадчивой обаятельностью просила не забывать ее и "посмеяться вместе", как сегодня. И Ракитин, конечно, обещал и несколько раз поцеловал ее душистую руку.

            Он вернулся домой в десятом часу, очень довольный проведенным днем.

            "Пожалуй, и досмеемся до маленького романа! Мужу за шестьдесят, а она с темпераментом и, кажется, не настолько глупа, чтобы заинтересоваться здесь каким-нибудь чахоточным молодым человеком!" -- думал Ракитин и весело усмехался, уверенный, что произвел на скучающую барыньку впечатление.

            А тайная советница в то же время, между прочим, писала одной приятельнице в Петербурге:

            "Думала, что Ракитин умнее. Он воображает себя неотразимым и с первого же визита принял аллюры ухаживателя, не понимая, что он немножко смешон со своим самомнением, брюшком, мешками под глазами и разговорами о любви... Вероятно, думает за мной ухаживать, рассчитывая на роман. Конечно, я с ним кокетничаю от скуки, и ты догадаешься, как не трудно влюбить этого "молодого человека под пятьдесят". Но даже и это не интересно... Эти пятидесятилетние господа не в моем романе. Довольно и своего супруга, который, по крайней мере, влюблен издалека и не будет знать, что мой верный рыцарь приедет на неделю в Женеву, и мы проведем с ним прелестные дни. Право, молчаливые двадцатипятилетние рыцари куда интереснее самых умных стариков, как

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту