Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

18

            И, не давая возражать Ракитину, почти со злобой продолжал:

            -- Ведь вы это в душе полагаете?.. Ведь это?.. Не правда ли?.. А мне, как больному, хотите только отвести глаза... И разве это невозможно?.. Разве даже такой чудный человек, как жена, не может искать счастья?.. Не имеет права наслаждаться жизнью?.. Сердце разве не вольно разлюбить?.. А вот возьмет и совсем не приедет!.. А вы -- скептик и брак считаете нелепостью, а со мною виляете... Так я ведь не умирающий, Василий Андреич. И не такой дурак, как вы думаете!.. Не дурак!

            Ракитин смутился на секунду и отвел взгляд от лихорадочно блестящих глаз чахоточного.

            -- Вы вздор говорите!.. -- спокойно сказал Ракитин. -- С какого черта вилять перед вами... Разве я воображаю, что катар ваш так опасен... Я вот возьму да Елене Александровне нажалуюсь, что вы додумались от тоски до того, что она не приедет... А она возьмет да и приедет послезавтра, чтоб вас пристыдить...

            -- Это она вас пристыдит!..

            -- Меня не за что, Валерий Николаич. А я, знаете, что придумал?

            -- Что?

            -- Сейчас добыть вам сиделку.

            -- Зачем?.. Не нужно!

            -- Нужно, Валерий Николаич! Не капризничайте. Берте не разорваться, и она неумелая... А вам нужно отлеживаться день-другой, чтобы молодцом встретить Елену Александровну! -- весело, почти повелительным тоном проговорил Ракитин, быстро поднимаясь со стула и, видимо, торопясь уйти.

            Больной покорно согласился на приглашение сиделки.

         

      X

           

            -- А вы, Василий Андреич, не сердитесь на меня! -- смягченно, почти виновато, прерывисто проговорил Неволин, жадно глотая воздух, и смотрел на Ракитина просительными страдающими глазами. -- И спасибо, что посидели... И навещайте... Я ведь один... пока...

            И неожиданно прибавил:

            -- А я сейчас шутил... Я ведь не сомневаюсь... Леля приедет. Приедет...

            -- Еще бы!.. А сердиться не за что, Валерий Николаич... Поспорили и завтра опять поспорим... Не надо ли чего?..

            -- Спасибо... Прикройте, пожалуйста, пледом...

            И, когда Ракитин прикрыл пледом, Неволин промолвил:

            -- А то знобит... И дышать трудно... Не следовало много говорить...

            Ракитин обещал зайти вечером.

            Очутившись за дверями, он облегченно и радостно вздохнул. И оттого, что освободился от Неволина, и оттого, что сам он не умирающий, а здоровый, цветущий человек и пойдет, куда угодно.

            "Бедняга. Что ж, всем надо умирать!" -- подумал Ракитин.

            И даже почувствовал к "бедняге" неприязнь. Придется все-таки заходить к нему, врать об его поправлении и испытывать неприятные впечатления при виде этого разлагающегося человека.

            -- И ведь воображает, что поправится! -- не без удивления мысленно проговорил Ракитин.

         

      XI

           

            Ракитин нашел хозяйку в столовой.

            Он попросил ее немедленно послать за сиделкой.

            И вдруг вспомнил, что обещал сделать визит одной даме, с которой встречался в Петербурге и недавно встретился в Монтре. И он решил сейчас же ехать. По крайней мере, развлечется.

            -- Я не буду обедать сегодня, госпожа Шварц! -- объявил Ракитин.

            И нашел нужным прибавить:

            -- Обедаю в Веве... С одной знакомой.

            -- О, monsieur! -- шутливо-строго сказала хозяйка и погрозила пальцем.

            -- Вы что же думаете? -- смеясь, спросил Ракитин.

            -- Вы ведь опасный

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту