Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

10

    -- Бедняга! Еще вчера вечером я сидел у него, и он бодрился.

            -- Милый наш доктор только что был у Неволина...

            -- И что же сказал?

            -- Он предупредил меня, что бедный молодой человек более недели не протянет.

            -- Неволин и не догадывается?

            -- Почти все чахоточные не догадываются. А кажется, так легко догадаться... Я сейчас навещала Неволина... Он не встал сегодня с постели и наверно уж не встанет... И как слаб, как взволнован!..

            -- Отчего взволнован?

            -- Рано утром получил телеграмму... О, как жестока его хорошенькая жена! Как жестока! Бывают бессердечные женщины, но такие, как она, редки. Не правда ли? Вы, как писатель, знаете нас. А Неволин не знает. Он все еще надеется... А я, признаюсь, думаю, что эта дама совсем не приедет... К чему ей умирающий муж? Она, верно, забыла священный долг жены... А он так ждет, так любит! -- И госпожа Шварц поднесла к глазам носовой платок. -- Мне так жаль молодого человека, который так хочет увидеть жену и умирает один, на чужбине, что я посоветовала ему сейчас же ехать в Петербург...

            -- Умирающему? -- воскликнул Ракитин.

            "И какая же ты стервоза!" -- подумал он.

            -- Доктор находит, что больной доедет... Уже ожидание видеть через два дня жену поддержало бы его... Так бы хорошо было бы для него умереть около любимого человека... И когда я сказала о Петербурге и думала, что поездка его обрадует, Неволин -- вообразите -- взволновался и рассердился...

            -- Не оценил вашей доброты, госпожа Шварц?

            Хозяйка сделала вид, что не услышала злой иронии в голосе Ракитина и не заметила его насмешливых глаз.

            -- Я желала Неволину добра... Разве не ужасно умереть одному, без близких?..

            -- Но все-таки дайте ему умереть в пансионе...

            -- Да разве я не хочу держать умирающего в пансионе?.. О, не говорите так, monsieur! Я не заслуживаю обидного подозрения. Я христианка! -- патетическим тоном оскорбленной добродетели воскликнула хозяйка. -- И я так люблю бедного Неволина. Он всегда был так добр и деликатен со мной... Так предупредительно платил вперед. И -- спросите у него -- как я заботилась о нем! Поверьте, что я постараюсь, чтобы его последние дни в моем пансионе были по возможности покойны... Сегодня же позову сиделку, хотя бы на мой счет, если Неволин не вспомнит перед смертью заплатить ей...

            И, словно бы в доказательство ее христианской любви к ближнему, она прибавила:

            -- Вы знаете, с какими предрассудками приезжие? Я понесу большие убытки, если нескоро сдам комнату -- ведь комната превосходная? -- после покойника... А для бедной женщины это чувствительно, но я и не подумаю мысленно упрекнуть память молодого человека... Тревожит меня только одно...

            -- Что такое? -- спросил Ракитин.

            -- Я не знаю, как быть, если жена не приедет, и Неволин умрет... Кого известить, кроме жены, других близких в Петербурге... Где захотят похоронить его... И вообще...

            -- Об этом не беспокойтесь... Я все сделаю... И заплачу по счету...

            -- О, пустяки... Об этом не стоит и говорить... Значит, вы примете на себя все заботы... Я так и думала... Да и кому же позаботиться, как не соотечественнику, да еще такому великодушному, как вы...

            С этими словами она поднялась, еще раз извинилась, что помешала вдохновению, и величественно удалилась, довольная своим визитом к Ракитину.

            "Свои

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту