Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

7

            -- Говорила.

            -- А вчера, рано утром, я слышал, как она его любит, когда все пансионеры спали, и "идиллия" еще не одевалась...

            Ракитин бросил зубоскальство и стал прислушиваться к тихим разговорам пансионеров.

            Не нравилась ему эта чинная, накрахмаленная, буржуазно-самодовольная публика. Особенно возмутили его два англичанина, когда услыхал, на что они держали пари. С каким удовольствием оборвал бы он их, умей говорить по-английски!

            Но он говорил по-французски довольно бойко, не стеснялся ошибками и вступал в разговор с французами.

         

      VI

           

            Не прошло и пяти минут, как Ракитин уже заспорил с горбоносым, темно-бронзовым, болтливым, энергичным и решительным стариком, с седой, коротко остриженной головой, с седыми, поднятыми кверху усами и эспаньолкой. Он только что сообщил, что он рантье с тридцатью тысячами дохода, заработанного своим горбом, когда был механиком и пайщиком на заводе в Марселе, что теперь путешествует для своего удовольствия, видел много стран, но, по совести говоря, лучше Франции с ее культурой, свободой, цивилизацией и благосостоянием он не видал...

            -- Если б только наше правительство было построже и не поощряло мильерановских бредней , о, тогда...

            Авторитетная самодовольная бравада типичного буржуа и вызвала Ракитина, уже раньше познакомившегося с французами, на спор. Впрочем, спор скоро обратился в лекцию Ракитина.

            И он не лишил себя тщеславного удовольствия щегольнуть, хотя бы и перед "буржуями", своими смелыми взглядами, высокомерно "разделывая" общественный строй с его торжеством хищника-капитала, терпением рабочих классов, предрассудками, привилегиями и государственными людьми, служащими интересам того же капитала.

            Пансионеры, видимо, были шокированы и дерзкой смелостью русского и, главное, его совсем неприличным, казалось всем, тоном, вызывающим, нервным, несколько повышенным. Словно бы Ракитин поучал идиотов.

            Ракитин сиял. Он чувствовал, что в ударе и даже на чужом языке говорит хорошо.

            И, возбужденный, он сам с удовольствием слушал свои закругленные, красивые и эффектные периоды, полные неожиданных блестков остроумия и злых сарказмов, и не сомневался, что они во всяком случае произведут и на "идиотов" впечатление, и что в столовой -- ни звука.

            А между тем он взглянул на пансионеров... и что же?

            Никто не обращал ни малейшего внимания на его слова. Ему казалось, будто все нарочно перекидывались между собою словами и будто смеялись на его счет.

            Дамы хоть бы взглянули на него. Ни прелестная мисс, ни хорошенькая пасторша с недоумевающими глазами. Ни две волоокие румынки проблематических лет. Ни поблекшая девица из Гамбурга, худая как спичка, мечтательная, краснеющая и уписывающая все блюда с таким добросовестным аппетитом, будто ей было предписано: войти в тело.

            Только одна мадам Шварц вытаращила на него свои подведенные глаза и бросала то умоляющие, то угрожающие, то злые, то испуганные, то наконец многообещающие взгляды, очевидно, дающие понять "знаменитому" писателю -- не позорить пансиона и не разорить бедную женщину.

            Два англичанина -- и старый и юный -- были высокомерно-равнодушны. А юный -- Ракитин знал -- говорил по-французски правильно и с собачьим акцентом.

            И даже старый француз, которого главным образом выбрал жертвой Ракитин, и тот, хоть по временам поднимал

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту