Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

6

-- Верно, что-нибудь задержало, Валерий Николаич!

            -- В Берлине отдыхает. Завтра и приедет.

            -- Получили телеграмму?

            -- Еще не получил... Получу.

            "И ведь все еще упорно верит!" -- подумал Ракитин.

            Эта маленькая, красивая женщина с ангельскими глазами, судя по портретам, о которой так часто и восторженно говорил Неволин, возбуждала в Ракитине и любопытство писателя и завзятого любителя интересных женщин.

            "Наверное втюрилась. Снова что-нибудь солжет в телеграмме или в письме, и этот до идиотства ослепленный муж опять поверит, будет ждать, волноваться и ходить на вокзал. Свинство, что не едет... Могла бы приехать и скрыть от умирающего, что не любит его. На это женщины виртуозки и умеют искренно пожалеть тех, кого обманывают. Откуда такое бессердечие у этой женщины?" -- спрашивал себя Ракитин.

            -- А если Елена Александровна завтра не приедет? -- осторожно проговорил Ракитин, чтобы заранее подготовить Неволина к возможному разочарованию.

            -- Не приедет? Почему вы предполагаете, что жена не приедет? -- спросил Неволин.

            В его взволнованном глухом голосе были и смущение, и испуг, и мольба.

            Он знал, как "подло" смотрит Ракитин на женщин и с какой циничной простотой относится к ним. Это чувствуется и в его разговорах и в тех его писаниях, которые Неволин читал.

            И в голову чахоточного, полного веры в любимую женщину, закралась мысль, благодаря Ракитину:

            "Что может подумать Ракитин... Почему она не едет?"

            -- Предполагаю самую обыкновенную вещь. Что-нибудь может задержать отъезд на два-три дня! -- ответил Ракитин самым, казалось, искренним тоном.

            -- Но ведь я читал вам вчерашнее письмо жены? -- с тоном упрека промолвил Неволин.

            -- Да разве мало непредвиденных обстоятельств, Валерий Николаевич!

            Глаза Ракитина, казалось, улыбались.

            Сердце Неволина заколотилось сильнее, когда, с тревожной пытливостью заглядывая в глаза Ракитина, уже не улыбающиеся, медленно и, казалось, с трудом спросил:

            -- Например?

            -- Хоть бы рецидив болезни матери Елены Александровны...

            От сердца больного отлегло. Дышать стало свободнее.

            И, просветлевший, он проговорил:

            -- Разве что это...

            И через минуту прибавил:

            -- Но пока этого нет, вы завтра убедитесь, что ваши пессимистические взгляды на женщин не подтвердятся... По крайней мере на жене! -- проговорил с внезапным возбуждением Неволин.

            -- Да вы что на меня клеплете, голубчик? Разве я обобщаю свои наблюдения... Разве не знавал я прелестных, правдивых женщин? -- сказал Ракитин успокаивающим ласковым тоном своего мягкого, бархатного голоса, которым владел по временам с мастерством прирожденного актера. -- Да вот вам налицо пример прелестного создания... Взгляните на эту рыжеволосую мисс... Зато остальные... Например, как ее тетка с лошадиным лицом... Предложи на выбор -- жениться или в Якутскую область... Конечно, последнее... Или такие лицемерные тихони, как пасторша, целующая на людях не особенно чистоплотную руку своего пастора преклонных лет и поневоле аскетического настроения... А зрелая дева из Гамбурга?.. А какой фрукт сама хозяйка? Этот маленький Меттерних, вечно улыбающаяся монументальная отставная красавица Августа Шварц... Какая шельма, какая выдержка и какая репутация!.. Говорила она вам, как любит своего плюгавого Шварца-повара?

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту