Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

220

и ему надобно рассеяться.

            -- Не хочешь ли, Лена, в театр? Сегодня "Русалка" .

            -- Нет, не хочется. Иди ты.

            -- А ты что будешь делать? Обещаешь не хандрить?

            -- Не беспокойся. Иди же, иди, Коля, рассейся.

            Он опять целует ее и оставляет ее одну, не сомневаясь, что успокоил Леночку и окончательно ее успокоит, когда вернется домой, горячими ласками.

            Он вышел из дому на улицу и вспомнил, что сегодня четверг. После театра он поедет к Смирновой. Давно он не видел Нину Сергеевну, с тех самых пор, как она так зло над ним подшутила. Он все еще сердился, но ему очень хотелось с ней встретиться. Она такая интересная и роскошная женщина. Плечи, плечи!.. И с ней так весело говорится. С ней невозможно скучать.

            А Леночка -- очень сентиментальна и слишком уж его любит. Чуточку поменьше -- было бы лучше. Если б он не женился, было бы еще лучше, но теперь поздно!

            "Бедная!" -- великодушно пожалел он ее и вошел, приосаниваясь, в театральную залу.

            После театра он был у Смирновой и обрадовался, когда Нина Сергеевна дружески обошлась с ним и попеняла, что он забыл ее. О прежнем ни слова.

            -- На лето в деревню? -- спрашивала она.

            -- Нет, на дачу куда-нибудь.

            -- И я остаюсь здесь. В Петергофе буду скучать... а вы где, не решили еще?

            -- Нет еще! -- проговорил он, внезапно решая, что наймет дачу в Петергофе.

           

           

            А Леночка, несмотря на уверенность мужа, не успокоилась. Прошел час, другой, а она все сидела на старом месте в раздумье. Слезы тихо лились, но не облегчали ее.

            Разные сомнения смущали ее. То казалось ей, будто она виновата в чем-то перед Николаем, что она его мучит своими сомнениями, то внезапно приходила в голову мысль, что Николай полюбил и скрывает.

            "Нет, нет! К чему скрывал бы он? Разве не помнит он нашего уговора?"

            Она перебирала всевозможные объяснения Николая и, как часто бывает, не находила настоящего, не понимая, что ее любимый Николай -- бездушный эгоист, никого не любит и едва ли может любить кого-либо, кроме себя.

            Внезапное появление Васи вывело ее из раздумья. Леночка поздоровалась с Васей, отворачивая лицо, чтобы он не заметил заплаканных глаз. Кстати, ей тотчас же понадобилось распорядиться насчет самовара, и она вышла из комнаты, промолвив:

            -- Садись, Вася. Я пойду попрошу, чтобы давали самовар.

            Однако Вася, несмотря на свою рассеянность, заметил слезы.

            Он как-то замечал все, касающееся Леночки.

            "Эх, брат, брат!" -- подумал он, провожая Леночку встревоженным взглядом.

            Он часто заходил в последнее время к Леночке и, замечая, что она одна, старался рассеять ее, приводил с собой Чумакова и еще одного приятеля, читал ей вслух какую-нибудь, как он говорил, "настоящую" книгу, звал ее прогуляться. А то придет, просидит молча вечер, да и уйдет, спохватившись, что одиннадцать часов и пора уходить.

            Вася недоумевал, что за охота брату шататься каждый день по гостям да театрам, и его возмущала небрежность его к Леночке. Старые опасения нередко закрадывались ему в голову.

            И вообще его дивил Николай. Вася с каким-то сожалением слушал, как брат начинал издеваться над мечтами Васи. Его удивляло непонятное раздражение, с каким иногда Николай говорил об этом, а это раздражение в последнее время бывало чаще, хотя Вася и не вызывал на такие разговоры.

   

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту