Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

218

не хитрость! А масло, что за масло! Его в рот нельзя взять!

            Леночка чувствовала себя виноватой за его капризы. Он молча доедал обед и шел к себе в кабинет. Леночка приносила ему чашку кофе и ласково спрашивала:

            -- Ты, Коля, не в духе. Что с тобой?

            -- Ничего особенного...

            -- Ты сердишься?

            -- Нисколько... Знаешь, Лена, надоела мне моя поденщина! Тратится много времени... Я хочу бросить эту работу.

            -- Что ж... твое дело! -- произносит Леночка, но голос ее слегка дрожит:

            Он слышит и понимает, отчего голос дрожит.

            -- Ты думаешь, мы не обойдемся без нее? -- внезапно раздражается Николай. -- Экая прелесть какая -- нечего сказать... Я бы мог вместо этого написать что-нибудь порядочное, а тут вырезай да наклеивай.

            -- Но ведь ты сам говорил: эта работа берет три часа времени... А впрочем, что ж, откажись. Скоро твоя статья будет напечатана...

            -- Платонов что-то тянет долго... Откажись! И рад бы, да надо ради куска хлеба... Корпи, меняй себя на мелкую монету! -- раздражается Николай все более и более и продолжает монолог на эту тему.

            Если бы не ослепление влюбленной женщины, то Леночка расхохоталась бы над этим нытьем, но она серьезно жалеет Николая и готова была бы еще давать уроки, только бы ему было легче. Как бы он не загубил своего таланта!

            Вечером она сама же предлагает ему рассеяться, идти в театр. А она? Она не хочет, да и некогда -- надо на урок. Он идет рассеяться, а она отправляется на Васильевский остров, занятая мыслью, как бы помочь Николаю. Казалось, они получали довольно: он заработывал до полутораста рублей, да она имела шестьдесят, но деньги как-то таяли. Николай брал большую их часть, оставляя ей пустяки, так что она с трудом изворачивалась. Вскоре стали в квартире появляться кредиторы. Оказались долги, надо платить проценты. Разделаться бы с долгами, и ведь это так просто! -- решила однажды Леночка. Стоит продать их мебель и перебраться в квартиру поменьше. Что за беда потесниться!

            Леночка как-то сообщила свой план Николаю, когда он жаловался на долги.

            -- Придумала отличное средство! -- насмешливо проговорил он. -- Очень остроумно!.. Трогательно!.. Какой-нибудь чердачок с геранью в слуховом окне еще лучше и дешевле... А мы вдвоем будем сидеть и любоваться небом. Не так ли?

            -- Зачем ты, Коля, сейчас смеешься? Разве я предлагаю чердак?

            -- Все равно -- какую-нибудь вонючую конуру... Но слуга покорный! Я не разделяю этих вкусов. Мне нужен свет и чистый воздух. Моя работа не тетрадки долбить, ты должна это понять. Мои занятия требуют особенных условий... Ты думаешь, что можно и на чердаке заниматься? Благодарю!

            -- Как тебе не стыдно, Коля! Ты нарочно не хочешь понять меня.

            -- Очень уж трудно.

            -- Я понимаю, что тебе нужна большая комната. Она будет. Я предложила тебе средство избавиться от долгов... Ведь тебе же тяжело. Разве нельзя работать в маленькой квартире? Разве нужна дорогая мебель?

            -- Оставь меня, пожалуйста, в покое с твоими добродетельными нравоучениями! Меня не прельщают перспектива чердаков и идеалы мещанского счастьица. Мне большего нужно. Я не Лаврентьев! -- проговорил он, раздражаясь все более и более, и вышел из Леночкиной комнаты, хлопнув дверью.

            Леночка была поражена этой грубой выходкой. И прежде бывали сцены, но такой еще не было. С чего он так раздражился?

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту