Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

207

человек.

            -- Я с вами давно знаком по письмам Васи, -- промолвил Вязников. -- Однако комнаты тут у вас не очень-то хорошие.

            -- Нехорошие? Кажется, ничего себе.

            -- Воздух скверный...

            -- Есть-таки грех, но зато комнаты недорогие, и хозяйка хорошая. У нас еще ничего, а посмотрели бы вы квартиру внизу! Там так сыро! -- прибавил Чумаков.

            -- Ну, и здесь, кажется, сыровато! -- заметил Иван Андреевич, показывая пальцем на стену. -- С Васиным здоровьем тут не очень-то хорошо!.. Что, он сильно кашляет?

            -- Покашливает, но не очень!.. Простужается, не бережется!.. Я его за это часто ругаю!

            -- Вы бы больше его ругали! -- улыбнулся старик.

            -- Ничего с Васей не поделаешь. Такой уж он у нас человек! -- улыбнулся Чумаков. -- О себе мало заботится! В деревне поправится! Не угодно ли еще стакан чаю?

            -- Благодарю; я не хочу больше. А вы-то что ж не пьете?

            -- Успею еще.

            -- Ну, однако, пора... Видно, я Васи не дождусь! -- проговорил Иван Андреевич, взглядывая на часы. -- Уж и восемь часов! Пожалуйста, передайте Васе, если он скоро вернется, что я прошу его зайти сегодня вечером к брату. Если же Вася вернется не скоро, то попросите его завтра пораньше быть у меня. Скажите, что я завтра в полдень уезжаю в деревню.

            Старик крепко пожал руку приятеля Васи и вышел, сопутствуемый молодым человеком, который с лампой в руках проводил его до лестницы.

            -- Благодарю, благодарю вас! -- повторял старик, осторожно спускаясь. -- Не беспокойтесь!..

            "Мы не так жили! -- подумал Иван Андреевич, сравнивая свою блестящую обстановку во время студенчества с обстановкой жилища Васи. -- А они находят еще, что живут отлично!.."

            Вязников поехал к Николаю, но не застал никого дома. Он с Леночкой был в театре.

            Оставив записку, Иван Андреевич вернулся в гостиницу, где застал Марью Степановну за самоваром.

            Иван Андреевич осторожно сообщил жене о беседе с Каратаевым и сказал, что завтра надо ехать... Напрасно Марья Степановна старалась скрыть беспокойство, охватившее ее при этом известии. Она то и дело бросала тревожные взгляды на мужа.

            -- Тебе это очень неприятно? -- проговорила она наконец.

            -- Не тревожься за меня, мой друг! -- отвечал Вязников. -- Ведь ты знаешь, я и без этого редко выезжал из Витина! -- улыбался он. -- Налей-ка мне чаю... Я прозяб... Погода здесь мерзкая! Я был у детей, да не застал никого дома. Завтра приедут проститься. А ты где сегодня была?

            -- Утром зашла за Леночкой, вместе ходили в Гостиный двор. Васе кое-что из белья надо было купить. Совсем без белья. Говорит, потерял, а я знаю, -- раздает другим. Лена рассказывала, как она его видела в одном пледе; теплое свое пальто больному товарищу отдал. А сам-то он!.. Уж я просила Лену за ним присматривать. Жаль вот, нельзя Васе у Коли жить.

            -- Да... жаль... Я был у него. Скверно!

            -- То-то вот. Комнатка-то крошечная, и воздух такой нехороший. А он похваливает, Вася-то наш!

            -- Не переделаем мы Васю! -- задумчиво протянул старик. -- Обедала у Коли?

            -- Да. И Вася на минутку заходил. Завтра хотел меня на выставку вести. Молодые уехали в театр, а он меня проводил домой. Спрашивал: не сердишься ли ты на него?

            -- Я на Васю? Это он вчерашние слова мои вспомнил!..

            Старик замолчал... Через несколько времени он сказал:

            -- Тебе,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту