Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

206

молодого человека с приподнятой лампой в руках.

            Свет падает прямо на свежее, румяное лицо, покрытое темным шелковистым пушком, с толстыми, сочными губами и парой темных глаз. Наружность молодого человека сразу располагает в свою пользу, заставляет Ивана Андреевича бросить беглый взгляд на его костюм и заметить не вполне удовлетворительное его состояние.

            -- Осторожнее. Тут у стены шкаф, не наткнитесь! -- говорит молодой человек, отправляясь вперед по узкому коридору, по одной стороне которого расположены были комнаты.

            Он остановился в самом конце, отворил двери и проговорил:

            -- Его нет дома. Я и не знал.

            -- Как же, как же, с час будет, как ушел! -- проговорила внезапно появившаяся старая женщина в платке на голове, с восьмушкой чаю и булкой в руке. -- Нет ли Василия Ивановича напротив?.. Сегодня из четырнадцатого номера в театр пошли, может он придите остался...

            -- Нет, Василиса Петровна... Там Воронов.

            -- Во всяком случае, я подожду его. Может, он скоро придет.

            Молодой человек взглянул на Вязникова быстрым, пристальным взглядом.

            -- Я -- отец его! -- добавил, чуть-чуть улыбнувшись, Иван Андреевич.

            Эти слова, казалось, произвели на молодого человека очень приятное впечатление. Он с большим уважением взглянул на старика, зажег в комнате Васи лампу и, торопливо объявив, что сбегает справиться, нет ли Васи у одного знакомого, через два дома, оставил Ивана Андреевича.

            Вязников снял шубу, присел на стул и оглядел комнату.

            Это была крохотная каморка, в которой едва можно было повернуться. Кровать с жиденьким тюфяком, маленький стол, два стула, комод и этажерка с книгами занимали все помещение. На столе, на почетном месте, среди книг и тетрадок стояли портреты отца и матери.

            Иван Андреевич с грустной улыбкой внимательно осматривал обстановку Васиной кельи и поморщился. Прокислый тяжелый воздух стоял здесь, несмотря на отворенную форточку.

            -- А здоровье его плохое! -- проговорил он в раздумье.

            Взгляд его упал на раскрытую книгу, лежавшую на столе. Он заглянул, тихо покачал головой и стал машинально перелистывать толстый том экономического исследования, испещренного заметками Васи на полях. Старик прочитал одну и, заинтересованный, стал прочитывать далее. Его увлекали оригинальные замечания; видно было, что Вася серьезно штудировал книгу. Возмущенное сердце, любовь к ближнему, искание правды чувствовались в быстрых, горячих строках этих заметок. Отец пробежал их несколько раз.

            -- Голубчик мой! -- взволнованно прошептал старик, оставляя книгу.

            Несколько минут он просидел в раздумье, склонив голову...

            По коридору раздались торопливые шаги, и вслед за тем в комнату вошел молодой человек, провожавший Вязникова: в руках он нес стакан чаю.

            -- Васи нет и там! Не угодно ли? -- прибавил он, ставя перед Иваном Андреевичем стакан чаю. -- Я так думаю, что он должен скоро быть...

            -- Очень вам благодарен. Напрасно вы беспокоились, -- отвечал Вязников, протягивая руку.

            -- Какое беспокойство!

            -- Вы, верно, Васин товарищ?

            -- Приятели! -- проговорил молодой человек таким тоном, что старик почувствовал еще большее расположение к молодому человеку.

            -- Очень приятно познакомиться. Вы не Андрей ли Николаевич Чумаков?

            -- А вы почем знаете? -- проговорил, внезапно краснея, молодой

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту