Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

200

      Однако ехать в Петербург на свадьбу он не мог.

            -- Ах, Иван Андреевич, если бы вы только знали, что за каторга нам, -- вздыхал старик.

            -- Знаю, знаю, Иван Алексеевич! Да вы, кажется, недолго... скоро в отставку?

            -- То-то, скоро! Мы ведь не можем, как вы! Славное, говорят, вы ему асаже задали! -- смеялся исправник. -- Я слышал. На днях его вызвали в Петербург. А вас не вызывали, Иван Андреевич?

            -- Нет.

            -- Предводитель дворянства тоже вызван...

            -- Вызван?

            -- Как же! А вы не изволили слышать?

            -- Я ведь не был с тех пор в городе.

            -- Я была в городе и тоже ничего не слыхала! -- заметила Вязникова.

            -- Вчера только телеграмма получена.

            Когда Вязниковы возвращались домой, Марья Степановна, стараясь подавить тревогу, спросила:

            -- А ты... тебе ничего не может быть за эту записку?

            -- Что ж они могут со мной сделать? -- усмехнулся старик.

            -- Мало ли что.

            -- Ну, что ж?! Надеюсь, мы с тобой на старости лет не пойдем кланяться? -- гордо проговорил Иван Андреевич. -- И что может нас испугать, стариков, теперь? Жизнь наша и без того подходит к закату. Не так ли, мой добрый друг? -- каким-то серьезно-торжественным тоном прибавил старик.

            Марья Степановна взглянула на мужа. В лице его не было ни малейшей тревоги. Оно по-прежнему было спокойно-задумчиво. Его спокойствие сообщилось и ей. Она улыбнулась своей кроткой улыбкой и твердо проговорила:

            -- Ты прав. Чего нам бояться!

            -- Особенно с тобой вместе! -- нежно прошептал старик. -- И с такими детьми, как наши!

            И они замолчали.

            Через несколько дней Вязниковы были уже в Петербурге. Свидание с детьми было самое радостное. В тот же вечер вся семья собралась в комнате у Николая за самоваром. Все были веселы и счастливы. Нежные взгляды стариков попеременно останавливались на детях. Глядя на Николая и Леночку, старики не сомневались, что перед ними счастливая пара.

            Когда, после первых расспросов, старик, по просьбе сыновей, рассказывал подробности новой своей "неудачи" в земском собрании, Николай вскипел негодованием, а Вася молча глядел на отца восторженным взглядом.

            Через неделю после приезда стариков была свадьба Николая и Леночки.

         

      XVII

           

            Иван Андреевич Вязников рассчитывал пробыть в Петербурге еще недели две. Старику хотелось подольше остаться с детьми, -- особенно беспокоил его Вася, -- повидать старых друзей и знакомых и прислушаться, "как в Петербурге бьется пульс". Кроме того, Ивану Андреевичу хотелось и рассеяться после долгом жизни в провинциальном захолустье; благодаря финансовым способностям и настояниям Марьи Степановны, Вязников собирался побывать в опере, пообедать в тесном приятельском кружке и вспомнить старинку за бутылкой-другой шампанского. Но все эти планы, по-видимому вполне исполнимые, оказались преждевременными, по пословице: человек предполагает, а бог располагает. Едва только Иван Андреевич начал присматриваться к настроению Петербурга (и, надо сказать правду, остался не очень им доволен), как ровно через три дня после свадьбы сына должен был выехать из столицы и спешить, нигде не останавливаясь, в Витино, хотя ни внезапный отъезд, ни его стремительность вовсе не входили (это необходимо заметить) в первоначальные планы Ивана Андреевича, а тем более Марьи Степановны.

            Было бы несправедливо

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту