Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

188

Будьте спокойны, я пошутила. Я с вами больше не сделаю опыта! -- тихо проронила Нина. -- Довольно и прежних.

            -- А их было много?

            -- Бывало.

            -- И все удавались?

            -- Иногда! -- задумчиво протянула Нина.

            Николай вспомнил слова отца об одном молодом человеке, который застрелился из-за этой женщины, и ему хотелось спросить об этом опыте, но, взглянув на Нину, он не решился. Грустным выражением светились теперь эти насмешливые глаза.

            -- Странная вы, Нина Сергеевна! -- прошептал Николай.

            -- Странная? Говорят! И не то еще говорят!.. Пусть говорят! -- прибавила она равнодушно. -- Не все ли равно?.. Так вы женитесь, Николай Иванович? Что ж, с богом! Не вы первый, не вы последний...

            -- Уж докончите: делаете эту глупость?

            -- Пожалуй, что и так!

            -- А я все-таки попробую!

            Она тихо усмехнулась.

            -- Да вы не сердитесь! Пожалуйста, не сердитесь и не примите моих слов за кокетство! -- прибавила она, дотрогиваясь рукой до его руки. -- Этого бы еще недоставало! Я в самом деле за вас боюсь. Вы, сколько я вас знаю, впечатлительны, легко увлекаетесь и к тому же... Говорить ли?

            -- Говорите.

            -- Самолюбивы, очень самолюбивы. Вас гложет червь. Вы ждете от жизни чего-то особенного. Вам хочется славы, вам хочется известности. Не так ли?

            -- Положим, и так.

            -- Вот в том и беда! Вам показалось, что вы любите, и вы, недолго думая, руку и сердце.

            -- Что же дальше?

            -- А дальше вот что. Если бы будущая ваша жена была похожа... ну, положим, на меня, такая же скучающая натура, тогда ничего, не беда. Мы бы скоро надоели друг другу и разошлись в разные стороны; но ваша невеста, сколько я знаю, не такая. Она лучше нас с вами! Она любит, верно, вас так, как мы с вами не умеем, так, как, говорят, можно и должно любить.

            -- Говорят, -- подчеркнул Николай.

            -- Да, говорят! Ну, и что ж тогда? Вы сделаете одним несчастным человеком больше. Вот и все!

            -- Какая мрачная картина! Разве можно знать, что случится? Я люблю, а что будет вперед... будь что будет!

            -- Будь что будет. Вот Лаврентьев ваш так бы не сказал. Он любит, а кто любит, тот так не говорит!..

            -- А как же?

            -- Иначе...

            -- Вы слышали, как?

            -- Полно шутить! А впрочем, не верьте мне... право... Я сегодня мрачно настроена и, быть может, слова мои слишком жестки... Согрейте их в вашем любящем сердце, и дай бог вам славы, хорошеньких детей и согласия!.. -- сказала она как-то задушевно.

            -- Вы нынче в особенном настроении.

            -- Так, стих такой напал, желать всем счастья! -- улыбнулась она.

            -- А самой не давать ни другим, ни себе?

            -- Кому как... Однако давайте лучше чай пить...

            Она позвонила и приказала подать чай.

            -- А история скучающей женщины? Вы ее расскажете?

            -- Не боитесь хандры? А впрочем, похандрите... Это не мешает! Я расскажу вам эту историю... Пожалуй, можете сообщить какому-нибудь беллетристу... Сюжет пикантный... Но только пусть он не делает из героини какой-нибудь демонической натуры. Выйдет глупо, это вы и сами увидите. Это вместо предисловия, а вам и в виде предостережения!

            -- Уж я сам выведу заключение, не беспокойтесь...

            -- И откровенно произнесете свой приговор?

            -- Еще бы!..

            -- Ну, начинаю... Детство оставим в стороне... И неинтересно

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту