Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

181

кувшин воды, причесался, уложил в чемодан вынутые было бумаги и вышел из номера.

            Свежий воздух несколько освежил и успокоил его. Ему сделалось стыдно, что чувство ревности осилило его любовь.

            -- Шалишь, Гришка! -- прошептал со злостью Лаврентьев. -- Сустоишь и извинишься как следует или ты будешь подлец!

            Решившись свято исполнить обещание, данное Леночке, Григорий Николаевич первым делом пошел в технологический институт и разыскал там Васю. Вася очень обрадовался Лаврентьеву и сперва было смутился, вспомнив о Леночкиной свадьбе, но Григорий Николаевич казался таким спокойным, что Вася ошалел.

            -- Как живете, Василий Иванович?.. Как поживает Елена Ивановна? -- спрашивал, между прочим, Лаврентьев. -- Замуж не собирается?

            И, не дожидаясь ответа, засмеялся и прибавил:

            -- Барышне пора бы и замуж, барышня хорошая. Что в девках-то сидеть!

            -- Елена Ивановна выходит замуж. Вы разве не знаете?

            -- От кого же мне знать? Это она неглупо делает.

            -- За брата.

            -- Вот это добре!.. Парочка славная, оба ребята молодые, красивые. Скоро и я, брат Василий Иванович, в закон!

            -- Вы?

            -- Эка выпучили глаза, Иваныч... Нешто, паря, мне и жениться нельзя?.. Думаешь, только и свету, что Елена Ивановна... Я, братец ты мой, тоже невесту себе сыскал по своему авантажу! Так-то. Не знаю только, когда свадьбу сыграть?.. А вы, Вася, как погляжу, в Питере-то поотощали. Харч здесь, видно, неважный! Ужо летом поди к нам на откорм? Не люб поди вам Питер-то?

            -- Не люблю я Петербурга... В деревне лучше...

            -- Еще бы. Здесь у вас шаромыжник-народ. Ну, одначе, до свидания. Так, повидать вас забрел.

            -- Я к вам зайду, Григорий Николаевич! Хотелось бы порасспросить, как там у нас... Вы где остановились?

            -- Да я поди вечером укачу, а то утром. Да и радостного говорить нечего, Василий Иванович. Понапрасну только смущаться будешь. Пакость одна! Ужо приедете -- побеседуем, а теперь прощайте, Иваныч. Смотри, не тощай очень-то, а то и косить нельзя будет! -- проговорил Григорий Николаевич, крепко пожимая на прощанье Васину руку.

            "Другой сорт будет парень-то!" -- проговорил про себя Лаврентьев, направляясь к конке.

            Через полчаса он был уже снова на квартире у Николая и, не заставши его дома, оставил следующую записку:

           

            "Милостивый государь

            Николай Иванович!

            Очень нужно с вами повидаться. Зайду опять в семь часов".

           

            -- Ну, брат, Жучок! -- проговорил Григорий Николаевич, входя через час к своему приятелю, который поджидал его обедать, -- а ведь я пальцем в небо попал!

            -- Как так?

            -- Он женится.

            -- А ты уж, видно, сдурил?

            -- Был грех. Скот-то во мне голос подал. Человек, брат, большая скотина! Чуть было на завтра тебя в благородные свидетели не поволок... Хотел пристрелить парня-то... Ну, да не требуется теперь. Пусть себе живут! -- вздохнул Григорий Николаевич.

            Он рассказал, как было дело, и точно нарочно старался представить все в смешном виде. Даже и свидание с Леночкой Григорий Николаевич хотел было рассказать в шутливом тоне, но это как-то не удалось.

            Он замолчал, выпил несколько рюмок водки и, между прочим, заметил:

            -- А ты, Жучок, обо всей этой глупости как-нибудь не проговорись... Шабаш теперь! Вот только еще повидаюсь с Вязниковым и гайда домой.

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту