Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

180

взглядом и прибавила:

            -- А теперь, Григорий Николаевич, вы вправе наказать меня за то, что я причинила вам горе. Требуйте, чтоб я отказалась от счастия, и я откажусь, я не выйду замуж!..

            -- Чтобы я?!. Да разве я злодей?.. Вас наказать!.. и то я поступил, как зверь! И то я обидел вас! И вы еще так говорите?!. Простите, Елена Ивановна, и не поминайте лихом! -- проговорил прерывающимся голосом Лаврентьев, отворачиваясь, чтобы скрыть свое волнение...

            -- Простите и вы меня! -- прошептала тихо Леночка, подымаясь.

            -- Дай вам бог всего хорошего. Вы стоите счастья!.. -- сказал Лаврентьев.

            По-видимому, он был теперь спокоен. Только голос его чуть-чуть дрожал.

            -- А на прощанье, Елена Ивановна, скажите еще раз, что вы простили меня!

            Леночка протянула ему руку. Он благоговейно прикоснулся к ней губами, взглянул на нее ласковым, добрым взглядом и промолвил:

            -- Будьте спокойны. Я извинюсь, и дуэли не будет.

            -- Прощайте, Григорий Николаевич!

            -- Прощайте, Елена Ивановна!

            Он вышел проводить ее в коридор.

            -- Еще просьба: не говорите Николаю Ивановичу, что я была у вас.

            -- Почто сказывать!

            -- Я прошу вас об этом, Григорий Николаевич, зная характер Николая... Он может подумать, что вы не деретесь с ним по моей просьбе. Это оскорбит его! Ведь правда? И если бы вы узнали... проверили слухи, то и без моей просьбы отказались бы драться.

            -- Э, не тревожьтесь... Я понимаю, Елена Ивановна! Скажи он тогда слово -- ничего бы не было. А я слухам поверил... Скотства-то во мне много!.. Теперь пусть хотя за труса считает, а дуэли не будет. Он ваш будущий муж.

            Леночка с чувством пожала руку в ответ на эти слова.

            -- Хороший вы, Григорий Николаевич! Я всегда сохраню о вас добрую память! -- прошептала она и стала спускаться с лестницы.

            Она вышла на подъезд радостная, что все так благополучно окончилось. О, сколько тревоги и страха испытала она со вчерашнего вечера, и как весело теперь билось ее сердце при мысли, что любимому ее Николаю не угрожает никакой опасности! Она шла домой полная дум о Николае и о будущей их жизни, вспоминая его ласковые речи, счастливая своим счастьем, которое чуть было не отняли. О Лаврентьеве она и не вспомнила. Счастье так эгоистично!

            Григорий Николаевич проводил грустным взглядом спускавшуюся по лестнице Леночку и, когда она скрылась, перегнулся вниз через перила. Вот мелькнула еще раз ее маленькая фигурка... стукнули двери подъезда, а он все еще стоял.

            На душе у него сделалось так мрачно, сиротливо. Глубокой скорбью светились его глаза.

            -- Ушла! -- проговорил он. -- Ушла!

            И тихо пошел к себе в номер, лег на постель и долго пролежал с закрытыми глазами, припоминая любимый образ Леночки, ее голос, движения.

            -- Счастливец! -- с какою-то отчаянной завистью в голосе проговорил Лаврентьев, чувствуя, как приливает к сердцу злоба к Николаю. -- Как она его любит!

            Перед ним стояли они оба, смеющиеся, довольные, сливаясь друг с другом в объятиях. О, с каким наслаждением он задушил бы этого "счастливца"!.. Лаврентьев бешено стукнул кулаком об стену и вскочил с постели. Голова его кружилась. Глаза налились кровью.

            -- Скотина! Тварь гнусная!.. Опять не сустоял! -- мрачно ругался Григорий Николаевич, -- а еще человек!

            Он подошел к умывальнику, вылил на голову

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту