Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

179

сама.

            -- Вас удивляет мое посещение?

            -- Смел ли я, Елена Ивановна, надеяться увидать вас! -- ответил Лаврентьев с таким горячим чувством, что Леночка смутилась еще более.

            От волнения и усталости она едва стояла на ногах и опустилась на стул. Она улыбнулась в ответ на беспокойные взгляды Григория Николаевича и заметила:

            -- Я запыхалась, подымаясь к вам... Это ничего, сию минуту пройдет.

            Она перевела дух и продолжала:

            -- Мне необходимо было повидаться с вами, рассказать вам... Я хотела писать, но вчера мне сказали, что вы здесь.

            -- Кто сказал?

            -- Николай... Николай Иванович! -- поправилась она, и при этом имени яркий румянец вспыхнул на ее лице.

            Григорий Николаевич не промолвил ни слова. Только по лицу его пробежала судорога. Прошла минута тяжелого молчания.

            -- Зачем вы были у него? -- неожиданно спросила Леночка.

            Лаврентьев смутился от этого вопроса.

            -- Зачем? -- продолжала Леночка. -- О, прошу вас, не скрывайте от меня... Зачем вы были у него?.. Мне нужно знать...

            -- Вы очень любите его? -- с трудом прошептал Лаврентьев. -- Даже после того, как он так с вами поступил?

            -- Как поступил? -- воскликнула Леночка, вся загораясь. -- Что вы говорите?.. О, верно, тут какое-нибудь недоразумение... какие-нибудь подлые сплетни. Вы объяснитесь. У вас что-нибудь вышло?.. Григорий Николаевич!.. О, какой вы! В чем он виноват?.. Я одна виновата перед вами. Да, я виновата. Я не сказала тогда... мне тяжело было... Я боролась с чувством и не могла побороть... Я хотела все написать вам теперь, перед нашей свадьбой.

            -- Свадьбой! Он женится! -- прошептал уныло Лаврентьев. -- Он женится?!

            -- Да... на днях наша свадьба.

            -- А! Зачем же он не сказал?.. Он даже не хотел объясняться...

            Он остановился в нерешительности.

            -- Что ж дальше, говорите... Вы, верно, оскорбили его, сказали что-нибудь?

            -- Нет. Я просто вызвал его на дуэль! -- сконфузился Лаврентьев.

            -- Дуэль? -- повторила Леночка, и лицо ее покрылось мертвенной бледностью. -- Дуэль? За то, что мы любим друг друга? О Григорий Николаевич!.. это... это...

            -- Елена Ивановна!.. Не корите, выслушайте. Не потому. Я сумею все вынести... нет... Я думал, что вас смели обидеть... обманули... Но теперь, как вижу, выходит другая статья...

            -- А если б и обманули?! -- воскликнула с сердцем Леночка. -- Какое кому дело? кто смеет быть судьей? И вы так вздумали заступаться за меня?!. О, вы никогда не любили меня. Да случись что-нибудь с ним, я возненавидела бы вас, слышите?.. Хотя бы меня и бросили, как вы говорите!.. Я его люблю, я! Разве этого не довольно?..

            Глаза ее блистали гневом. Она с такой силой произнесла: "Я его люблю, я!" -- что у Григория Николаевича упало сердце.

            Он, однако, поборол невыносимую боль и решился выслушать все до конца.

            -- Если вы хотите наказать за горе, которое я вам причинила... наказывайте... вы вправе; но только меня... Я виновата перед вами, я одна, Григорий Николаевич! -- умоляющим голосом вдруг сказала Леночка. -- Дуэли ведь не будет? Нет?

            -- Не будет!

            -- Вы извинитесь перед ним? Вы напрасно оскорбили человека!

            -- Извинюсь! -- глухо произнес Лаврентьев.

            -- О, я не сомневалась в этом, -- радостно воскликнула Леночка.

            Она взглянула на Лаврентьева благодарным

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту