Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

174

пытливым взглядом в лицо кухарки: ничего, лицо спокойное, приветливое.

            -- Здравствуйте, барышня! Как поживаете? Давно не жаловали!.. Давно!..

            -- Николай Иванович дома?

            -- Нет. Сегодня раненько ушли.

            -- Давно?

            -- Да с полчаса будет.

            -- Здоров он?

            -- Слава богу... Что ему делается! Сегодня и встал-то рано, в восемь часов. Поджидали все одного знакомого, что вчера приходил... "Вы, говорит, Степанида, беспременно разбудите"... Он не любит так рано вставать, а тут сейчас же вскочил... Да что же вы, барышня... Вы взойдите... Отдохните... Запыхались, чай?

            -- А вчерашний господин был?

            -- Как же, был. Сродственник их?

            -- Нет.

            -- То-то и я подумала, что нет! Угрюмый такой барин... А может, и не барин?

            -- И долго он был?

            -- А не знаю. Не знаю, барышня. Я в булочную бегала. Он без меня ушел, а вскоре за ним и Николай Иванович.

            Леночка вздохнула свободнее. С Николаем ничего не случилось. Однако какое было объяснение? И чем око кончилось? Снова тревожные мысли охватили любящее создание. "Лаврентьев не так же приходил! Она, во всяком случае, должна увидать Лаврентьева!"

            Через полчаса она опять стучалась у дверей тридцать второго номера.

            -- Входи! -- раздался твердый голос Лаврентьева.

            Она отворила двери. При ее появлении Григорий Николаевич совсем смутился и опустил глаза в каком-то благоговейном страхе, точно пред ним явился грозный судья, а не встревоженная и бледная Леночка.

         

      XI

           

            Прежде, чем продолжать наше повествование, необходимо рассказать читателю о встрече Лаврентьева с Николаем, которая так беспокоила бедную Леночку.

            В это утро наш молодой человек не заставил будить себя несколько раз. Как только Степанида постучала в дверь и объявила, что восемь часов, Николай вскочил с постели и стал одеваться с нервной поспешностью человека, боящегося опоздать. Эту ночь, против обыкновения, он спал скверно: с вечера долго не мог заснуть и часто просыпался, нервы его были возбуждены ожиданием встречи с Лаврентьевым. Хотя накануне он и казался веселым, стараясь уверить и Леночку и себя самого, что свидание с Григорием Николаевичем нисколько его не тревожит, но именно оно-то и тревожило Николая своей неизвестностью. Он вполне был уверен, что вчера к нему заходил Лаврентьев, и не сомневался, что он непременно придет и сегодня, и придет, казалось ему, не как добрый знакомый, а иначе.

            Николай тщательно повязывал галстух перед зеркалом, и в это время различные предположения лезли в голову по поводу ожидаемой встречи. Он ждал ее, заранее настраивая себя на враждебный тон к этому "дикому человеку", который прежде ему даже нравился. Николай догадывался, что "дикий человек" все еще любит Леночку ("И охота мне было расстроить свадьбу!"), как может любить эта "дикая натура", и под влиянием страсти готов, пожалуй, выкинуть какую-нибудь грубую выходку.

            При одной мысли об этом кровь приливала к сердцу возбужденного молодого человека; глаза зажигались огоньком, нервно сжимался кулак... он закипал гневом от воображаемой обиды. Что-то стихийно-безобразное казалось ему теперь в натуре Лаврентьева; он вздрагивал от негодования и напряженно прислушивался, не раздастся ли звонок.

            Напрасно он старался быть спокойным и не думать о Лаврентьеве. Он наскоро выпил кофе, отхлебывая быстрыми глотками

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту