Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

157

Он восторженно глядел на Леночку и проговорил:

            -- То-то наши обрадуются!

            -- Выпьем-ка за здоровье наших и за здоровье Леночкина отца! -- воскликнул Николай.

            -- И за Васино здоровье! -- горячо подхватила Леночка и промолвила: -- Дай бог тебе всего хорошего, Вася... Всего, всего, чего бы ты ни пожелал!..

            -- О, спасибо, Леночка.

            -- Ты такой славный, добрый, Вася... ты и сам не знаешь!

            -- Не знаю! -- добродушно заметил юноша. -- Да и тебе так кажется по доброте. А ведь в сущности-то все добрые или, вернее, все могли бы быть добрыми... И будут... о, непременно будут!

            -- Он неисправим с своей теорией всеобщего блаженства! -- усмехнулся Николай.

            -- А то как же? Разве без этой веры можно жить? Неужели ты и в эту минуту не веришь, Коля? Ты нарочно так говоришь! -- восторженно воскликнул юноша. -- Ты тоже веришь и обязан верить, что будет не так, совсем иначе будет... Все к тому идет! О чем же ты пишешь? К чему тогда ты пишешь? Зачем ты вот не хочешь жить, как Присухин? Зачем вот Леночка учится? Разве для того, чтобы получить диплом и жить для себя? О, я знаю ее цель!.. Она хоть и не говорила мне, но я знаю... отлично знаю...

            -- О, добрая ты душа, Вася! -- проговорил Николай. -- Долго еще придется ждать твоего всемирного счастья... Пожалуй, и не дождешься!

            -- Разумеется, мы не дождемся. Так что ж? Разве идея не живет? Без идеи жизнь -- была бы тоска! О, какая тоска! -- воскликнул Вася.

            -- Ну, Вася, брось пока свою философию... Ты нагонишь хандру. Лучше, брат, выпьем!

            -- Нет, довольно. Не наливай, Коля! Я и так захмелел... Нет, не надо! Я и без того философию брошу! -- добродушно рассмеялся он. -- К чему наводить хандру?.. Я не хочу!.. А если навел уж, то простите!

            Николай велел подать счет.

            -- Сколько взяли? -- полюбопытствовал Вася.

            -- Пятнадцать рублей!

            Вася только покачал головой. Удивилась и Леночка.

            -- Ну, стоит ли говорить? Мы праздновали помолвку!

            Все вышли на улицу. Вася простился и пошел домой. Николай с Леной тихо пошли по Невскому.

            -- Какой славный этот Вася! -- проговорила наконец Леночка.

            -- Сгубит себя он без толку!

            -- Ты думаешь?

            -- Разве не видишь? А знакомства-то его?

            -- Какие же знакомства?

            -- Да все такие же донкихоты, как и он сам. Жаль его будет! А ведь упрямый какой: его не убедишь!.. Я было спорил, да бросил!

            -- Он искренно верит в то, что говорит. Это такая редкость!

            -- То-то очень уж слепо верит!

            -- Да разве это худо?

            -- Надо принимать в соображение обстоятельства. И если уж гибнуть, так за что-нибудь! -- авторитетным тоном решил Николай.

            "Верно, и у Васи на уме есть это "что-нибудь"! -- подумала Леночка, но почему-то не сказала этого вслух.

            Был девятый час в исходе. После обеда славно бы пройтись на морозном воздухе. Наши молодые люди тихо шли по Невскому, рука в руку. Леночка как-то затихла под сильным впечатлением всех событий этого дня. О, какой это был счастливый день для нее...

            -- Знаешь ли, Лена! -- воскликнул Николай. -- На воздухе так хорошо! Поедем-ка куда-нибудь прокатиться!

            -- Это будет дорого стоить, Коля!

            -- Э, вздор... Ты ведь хочешь?

            -- Я не прочь.

            -- Так едем!..

            Они остановились на углу и наняли лихача. Николай усадил Леночку

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту